1 ноября генерал Духонин, в виду безвестного отсутствия Керенского, принял на себя верховное командование и приказал прекратить отправку войск на Петроград. Он призывал фронт сохранять спокойствие, в ожидании «происходящих между различными политическими партиями переговоров для сформирования Временного правительства».


Огромная усталость от войны и смуты; всеобщая неудовлетворенность существующим положением; неизжитая еще рабья психология масс; инертность большинства и полная безграничного дерзания деятельность организованного, сильного волей и беспринципного меньшинства; пленительные лозунги: власть – пролетариату, земля – крестьянам, предприятия – рабочим и немедленный мир. Вот в широком обобщении основные причины того неожиданного и как будто противного всему ходу исторического развития русского народа факта – восприятия им или вернее непротивления воцарению большевизма.


Петроградский гарнизон, не перестававший играть роковую роль в судьбах революции, составлял предмет исключительного внимания большевистских руководителей. В середине октября Керенский пришел к необходимости осуществить корниловский план подчинения Петроградского военного округа главнокомандующему Северным фронтом и вывода на фронт частей Петроградского гарнизона. Мера эта уже запоздала. Гарнизон решительно отказал в повиновении, и Петроградский совет всеми доступными мерами противодействовал выводу частей из столицы. Такое отношение усилило в значительной степени влияние Совета и самыми тесными узами связало судьбу гарнизона с судьбой большевизма.


После корниловского выступления во главе военного министерства Керенский поставил произведенного им в генералы Верховского и во главе морского – адмирала Вердеревского, который только что был освобожден из под следствия по обвинению его в неисполнении приказа Временного правительства под влиянием флотского комитета. Главной причиной, которая послужила к выдвижению этих лиц была их удивительная приспособляемость к господствующим советским настроениям, постепенно переходившая в чистую демагогию.


Анархия, Беспорядки, Погромы, Самосуды и т.д. Министр Прокопович поведал «Совету Российской республики», что не только в городах, но и над армией висит зловещий призрак голода, ибо между местами закупок хлеба и фронтом – сплошное пространство, объятое анархией, и нет сил преодолеть его. На всех железных дорогах, на всех водных путях идут разбои и грабежи. Так, в караванах с хлебом, шедших по Мариинской системе в Петроград, по пути разграблено крестьянами, при сочувствии или непротивлении военной стражи 100 тыс. пудов из двухсот. Статистика военного министерства за одну неделю только в тыловых войсках и только исключительных событий давала 24 погрома, 24 «самочинных выступления» и 16 «усмирении вооруженной силой».


Как донести до своего внука, родившегося не в России,  историю его рода? Как пробудить интерес к огромному пласту культуры, представленной в основном в виде семейных архивов, журналов, бумажных книг (изданных зарубежной русской диаспорой, как правило, на русском языке ограниченным тиражом), если современное поколение уже перешло на электронный формат поглощения информации и русский язык для многих давно перестал быть родным. Еще совсем недавно проблема разрыва поколений в рядах Русского Зарубежья казалась неразрешимой. Но время не стоит на месте. Сервис Google  сегодня позволяет мгновенно переводить веб-страницы на 130 языков. Главное, чтобы эта ваша страница была создана и размещена в интернете. Вот для этой цели мы и создали UNITING GENERATIONS. Участником этой некоммерческой организации может стать любой, кто захочет рассказать внукам (и не только им) Свою историю.


Пока Керенский боролся с Корниловым в России полным ходом шел постепенный захват власти советами и распад государственной жизни. Керенский победил. Значение этой победы сказалось не только в отношении военной мощи страны, где армия осталась без вождей, но и в области государственного управления, где остались одни вожди без «армии».


Как донести до своего внука, родившегося не в России,  историю его рода? Как пробудить интерес к огромному пласту культуры, представленной в основном в виде семейных архивов, журналов, бумажных книг (изданных зарубежной русской диаспорой, как правило, на русском языке ограниченным тиражом), если современное поколение уже перешло на электронный формат поглощения информации и русский язык для многих давно перестал быть родным. Еще совсем недавно проблема разрыва поколений в рядах Русского Зарубежья казалась неразрешимой. Но время не стоит на месте. Сервис Google  сегодня позволяет мгновенно переводить веб-страницы на 130 языков. Главное, чтобы эта ваша страница была создана и размещена в интернете. Вот для этой цели мы и создали UNITING GENERATIONS. Участником этой некоммерческой организации может стать любой, кто захочет рассказать внукам (и не только им) Свою историю.


Быховские узники пользовались полной внутренней автономией в пределах стен тюрьмы. Ни Верховная следственная комиссия, ни представитель Совета — Либер, ни комиссары Вырубов и Станкевич, посещая тюрьму, не делали никаких посягательств на изменение внутреннего режима. Создавалось такое впечатление, будто всем было очень неловко играть роль наших «тюремщиков».


Как бы то ни было, после августовских дней в словаре революции появился новый термин – «корниловцы». Он применялся и в армии, и в народе, произносился с гордостью или возмущением, не имел еще ни ясных форм, ни строго определенного политического содержания, но выражал собою, во всяком случае, резкий протест против существовавшего режима и против всего того комплекса явлений, который получил наименование «керенщины».


27 августа Керенский поведал стране о восстании Верховного главнокомандующего, причем сообщение министра-председателя начиналось следующей фразой: «26 августа генерал Корнилов прислал ко мне члена Государственной Думы В.Н. Львова с требованием передачи Временным правительством всей полноты военной и гражданской власти, с тем, что им по личному усмотрению будет составлено новое правительство для управления страной».


«Временное правительство» – этот фетиш, который так крикливо и лицемерно оберегался Керенским от притязай Корнилова, «дерзнувшего предъявить Временному правительству требование передать ему власть», было им распущено и отстранено от участия в государственном управлении. «Дерзать», следовательно, можно было только Керенскому.


Отчего же Европа осталась недвижною? Не захотела или не смогла двинуться? Страшный вопрос. Наш страх за Европу – страх за себя, за свое. «Моя Европа», – говорил Чаадаев. «У нас две родины – наша Русь и Европа», – говорил Достоевский. Европейцы в Европе – англичане, итальянцы, французы, немцы; только русские – европейцы всемирные. Гениальною особенностью Пушкина, самого русского из русских людей, Достоевский считает эту способность ко всемирности, «всечеловечности», к чудесным перевоплощениям, вхождением русской души в души всех других народов. Слабость нашего национального чувства, ныне столь роковая для нас, может быть, и зависит от этого чрезмерно напряженного чувства всемирности. У нас две родины, наша Русь и Европа; одну мы уже потеряли; что если потеряем и другую? Вот наш страх.


Как донести до своего внука историю его рода? Как пробудить интерес к огромному пласту культуры, представленной в основном в виде семейных архивов, журналов, бумажных книг (изданных, как правило, на русском языке ограниченным тиражом), если современное поколение уже перешло на электронный формат поглощения информации и русский язык для многих давно перестал быть родным. Еще совсем недавно проблема разрыва поколений в рядах Русского Зарубежья казалась неразрешимой. Но время не стоит на месте. Сервис Google  сегодня позволяет мгновенно переводить веб-страницы на 100 языков. Главное, чтобы эта ваша страница была создана и размещена в интернете. Вот для этой цели мы и создали UNITING GENERATIONS. Участником этой некоммерческой организации может стать любой, кто захочет рассказать внукам (и не только им) Свою историю.


Широкое обобщение слагаемых сил революции в две равнодействующие – Временное правительство и Совет – допустимо в известной степени лишь в отношении первых месяцев революции. В дальнейшем течении ее происходит резкое расслоение в среде правящих и руководящих кругов, и месяцы июль и август (1917, ред.) дают уже картину многосторонней междоусобной борьбы. Иногда только, в дни серьезных потрясений происходит вновь дифференциация, и вокруг двух борющихся сторон собираются самые разнородные и зачастую политически и социально-враждебные друг другу элементы. Так было 3 июля (восстание большевиков) и 27 августа (выступление Корнилова).