Русская Православная Церковь Заграницей (35)

Слева-направо: иеромонах Нафанаил (Львов), иеромонах Филарет (Вознесенский) и священник Василий Быстров, Харбин, 1932 г.

Митрополит Филарет (Вознесенский)

Митрополит Филарет, в миру Георгий Николаевич Вознесенский, происходил из благочестивой православной семьи. Он родился в городе Курске 22 марта 1903 г. в семье священника. В 1909 г. они переехали на Дальний Восток и до 1920 года проживали в Благовещенске-на-Амуре, где будущий владыка окончил 8-классную гимназию. Его отец, протоиерей Николай Вознесенский, был священником в г. Благовещенске. Окончивший Московскую духовную академию, отец Николай обладал обширными богословскими и научными знаниями. В 1920 году, когда в Приамурье власть захватили большевики, семья Вознесенских переехала в Харбин, где отец Николай стал настоятелем Иверской церкви. Вскоре после переезда в Харбин, когда Георгию было 18 лет, его мать Лидия Васильевна умерла, и отец Николай взял на себя воспитание своих детей – двух сыновей и трех дочерей. Позже отец Николай принял монашество с именем Димитрий, а затем был рукоположен во епископа Хайларского.

Георгий Вознесенский с детских лет полюбил Церковь, читал творения святых отцов и проникался их духом. За неимением богословской школы в Харбине он поступил в Харбинский политехнический институт и окончил его в 1927 году, получив звание инженера-электрика.

Протоиерей Николай Вознесенский сумел создать в Харбине Пастырско-богословские курсы, которые были признаны Архиерейским Синодом РПЦЗ как высшее духовное учебное заведение. На курсах изучалось 15 предметов, которые преподавали в основном профессора Казанской духовной академии. Поступив на эти курсы, Георгий Вознесенский показал себя лучшим учеником. 18 мая 1930 г. Георгий принял сан диакона, а 4 января 1931 года был рукоположен во священника. В том же году отец Георгий закончил Пастырские богословские курсы и позже стал там преподавателем Нового Завета, пастырского богословия и гомелетики.

В 1931 году будущий святитель принял пострижение в монашество с именем Филарет и стал подвязаться при Харбинском доме милосердия на Камчатском подворье, созданном епископом Петропавловским и Камчатским Нестором (Анисимовым) в 1921 году. При Доме милосердия была устроена церковь иконы «Всех скорбящих радость» и появилась нужда в священнослужителях.

В 1929 году владыка Нестор постриг в монашество одного из студентов Богословских курсов иеромонаха Нафанаила (Львова), дружного с отцом Георгием Вознесенским. Последний начал приезжать в Дом милосердия и, приняв постриг, стал жить вместе со своим другом иеромонахом Нафанаилом. Так было положено начало монашеской общине на Камчатском подворье в Харбине.

Вскоре к ним присоединились два брата – бывшие насельники Шмаковского Свято-Троицкого монастыря Приморской области, священник Василий Быстров (будущий архимандрит Иннокентий, настоятель Ново-Коренной пустыни в Магопаке) и брат Андрей Перестюк, вскоре постриженный в монашество с именем Климент (впоследствии архиепископ Свердловский).

Постепенно к молодым монахам Дома милосердия стали присоединяться другие православные молодые люди, втягивавшиеся в монастырскую жизнь. Некоторые из них принимали монашество. К середине 30-х годов в монашеской общине было уже 9 монахов. В 1933 году отец Филарет был возведен в сан игумена, а в 1937 году – в сан архимандрита.

В 1931 году Маньчжурия была оккупирована японскими войсками, а в 1945 году Красная армия захватила Харбин. Вслед за советскими коммунистами к власти пришли коммунисты китайские. Советское правительство стало предлагать русским эмигрантам взять советские паспорта. Агитация велась умело, очень тонко и ловко, и обманутые русские люди, уставшие от тяжелых лет японской оккупации, во время которой все русское подавлялось, поверили в то, что в СССР теперь наступила «полная свобода для религии», и стали массами брать паспорта.

В это время отец Филарет был настоятелем Свято-Иверской церкви в Харбине. К нему пришел сотрудник харбинской газеты и спросил его мнение о «милости» советского правительства, предложившего эмигрантам взять советские паспорта, предполагая услышать от отца Филарета слова благодарности и восхищения. Но тот ответил: «от взятия паспорта категорически отказываюсь, т.к. не знаю ни о каких «идейных» переменах в Советском Союзе и, в частности, не знаю, как протекает церковная жизнь, зато много знаю о разрушении храмов и преследовании духовенства и мирян». Вопрошавший поспешил прервать беседу и уйти.

Когда в СССР была объявлена кампания освоения целины, бывшим эмигрантам было предложено выехать в Союз. К скорби отца Филарета, его собственный отец – архиепископ Хайларский Димитрий – в 1946 году вместе с несколькими другими преосвященными репатриировался в СССР, где и скончался 31 января 1947 года. Но архимандрит Филарет по-прежнему в одиночку в своих проповедях неустанно говорил о лжи, насаждавшейся в СССР и в РПЦ МП. Он наотрез отказался служить напутственные молебны отъезжавшим в СССР, говоря, что в основе такого молебна лежит молитва о благословении благого намерения, а намерение ехать в СССР не является благим. Так он говорил и действовал во все время своего пребывания в Китае.

Такая твердая и непримиримая позиция к МП и советской власти не осталась незамеченной. Отца Филарета много раз вызывали на допросы, на одном из которых даже избили. А затем и вовсе пытались убить. Подожгли дом, в котором он жил, предварительно заколотив двери и окна нижнего этажа. Отец Филарет едва успел спастись. Он выпрыгнул из окна 2 этажа, при этом сильно обгорев. Вследствие пережитых допросов и ожогов у него на всю жизнь остался небольшой наклон головы набок и некоторое искривление нижней части лица. Также пострадали голосовые связки.

Живя в коммунистическом Китае, архимандрит Филарет в течение ряда лет разными путями сносился с главой Русской Зарубежной Церкви митрополитом Анастасием (Грибановским). Архиерейский Синод РПЦЗ долго и упорно хлопотал о том, чтобы получить для о. Филарета выездную визу. Только в 1962 г. удалось добиться приезда архимандрита Филарета в Гонконг, откуда он довольно скоро переехал в Брисбен. В Австралии собралась значительная часть бывших прихожан о. Филарета, раньше него прибывших из Китая, и очень скоро по его прибытии в Брисбен за многочисленными подписями было подано в Синод прошение о назначении архимандрита Филарета епископом в этот город.

Продолжение  следует



Добавить комментарий

Войти через соцсети