Русская Православная Церковь Заграницей (28)

Присоединение к Московской патриархии духовенства в Болгарии, Китае, Чехословакии, Германии и Франции

Положение Зарубежного Синода в конце Второй мировой войны было очень сложным. В условиях, когда Синод не имел связи с большинством приходов и епархий, советская пропаганда действовала по всему миру. Активную агитацию вела организация «Союз возвращения на родину». Ее адепты прибегали к явному обману. Например, в Харбине с февраля 1945 г. действовала радиостанция, вещавшая на Маньчжурию. Радиостанция вела свои передачи от имени некой подпольной эмигрантской организации, будто бы находящейся в Харбине. В передачах радиостанции рекламировался советский строй, звучали призывы к работе на благо родины и возвращению в Советский Союз.

Просоветская печать (а в некоторых регионах мира других газет не было) вела активную пропаганду с целью оторвать эмиграцию от Зарубежного Синода. Издания подобного уровня не гнушались ложью и подтасовками. Так, в газете «Советский патриот» приводились слова об отсутствии гонений на Церковь в СССР, будто бы сказанные архиепископом Александром (Немоловским). Архипастырь потребовал от газеты напечатать опровержение, но оно так и не появилось.

Вовлечение РПЦЗ в орбиту советского влияния было одной из приоритетных задач Совета по делам РПЦ. А потому пропаганда распространялась через «Журнал Московской Патриархии» и выступления представителей Московской патриархии (МП). Последние во время своих командировок заявляли об отсутствии гонений на Церковь в СССР и превозносили коммунистический строй. Поездки планировались на высшем государственном уровне, а в состав делегаций включались только «проверенные» люди. Так, во Францию был направлен митрополит Николай (Ярушевич), в Болгарию – архиепископ Григорий (Чуков), в Маньчжурию – епископ Елиферий (Воронцов), в Чехословакию – архиепископ Фотий (Топиро).

Делегаты МП представляли картину церковной жизни в выгодном для советской власти свете. Так, митрополит Николай, находясь во Франции, говорил, что в Советском Союзе «сейчас 20000 приходов, 30000 священников, 10 богословско-пастырских школ, Богословский институт, 87 монастырей мужских и женских, из них 3 в Киеве».

В действительности приходов в МП было меньше примерно в 2 раза, а священников – в 3. При этом митрополит не упомянул, что практически все монастыри и подавляющее большинство храмов оказались на территории СССР в 1939 году при включении их в состав западных областей или были открыты при немцах.

Другие московские делегаты описывали положение Церкви в СССР с не меньшим энтузиазмом. Патриарх Алексий (Симанский), посетивший Болгарию в 1946 году, называл Джугашвили-Сталина своим «большим приятелем» и говорил о нем как о главном покровителе Церкви. Так же отзывался о диктаторе и епископ Сергий (Ларин). Во время посещения Югославии в 1945 году он утверждал, что гонений на Церковь нет, что отдельные антицерковные мероприятия – это всего лишь «укус комаров», а положение архиереев в СССР равно положению генералов в армии.

Московским представителям верили не все. В эмиграции было известно, что делегатам от поместных Церквей, прибывшим на Собор 1945 года, так и не показали ни духовной академии, ни монастырей. Хотя Троице-Сергиева лавра была передана МП, она была в таком ужасном состоянии, что ее показ иностранцам привел бы к обратному эффекту. Тем не менее в 1945 году с просьбой о принятии в МП обратился архиепископ Богучарский Серафим (Соболев), управляющий русскими приходами в Болгарии. В апреле того же года делегация МП в составе архиепископа Григория (Чукова), архимандрита Иоанна (Разумова), протоиерея К. Мещерского и А.И. Георгиевского посетила Болгарию. В Софии архиепископ Григорий встретился с архиепископом Серафимом. 29 октября 1945 года русская община в Болгарии (7 приходов) во главе с архиепископом Богучарским Серафимом была принята в МП.

В июне 1945 года в МП обратились с просьбой о принятии в общение иерархи Зарубежной Церкви из Маньчжурии – митрополит Мелетий (Заборовский), архиерископ Нестор (Анисимов), архиепископ Димитрий (Вознесенский) и епископ Ювеналий (Килин). В октябре 1945 года в Харбин прибыла делегация МП в составе епископа Ростовского и Таганрогского Елевферия (Воронцова) и священника Г. Разумовского. 26 октября в покоях митрополита Мелетия, к тому времени тяжело больного, был составлен акт о присоединении Маньчжурских епископов к МП.

После подписания акта о капитуляции Японии в советское посольство в Пекине обратился архиепископ Пекинский, начальник духовной миссии в Китае Виктор (Святин). Архиерей заявил о своем признании советского государства и желании подчиниться МП. В своем письме он свидетельствовал, что в подчиненных ему приходах поминают патриарха Московского. Прибыть в Харбин на подписание акта о воссоединении архиепископ Виктор не смог и был принят в общение заочно.

Некоторое время смущенный советской пропагандой склонялся к переходу в МП епископ Шанхайский Иоанн (Максимович). Но в сентябре 1945 года с ним связался по телеграфу митрополит Анастасий из Женевы, и епископ Иоанн отказался от подчинения МП. Указом Архиерейского Синода епископ Иоанн был возведен в сан архиепископа и назначен управляющим всеми приходами РПЦЗ в Китае.

В том же 1945 г. делегация МП в составе архиепископа Орловского и Брянского Фотия (Топиро) и Л.Н. Парийского посетила Чехословакию, где приняла в общение епископа Сергия (Королева). В Восточную Германию была направлена делегация в составе протопресвитера Н. Колчицкого и протоиерея Ф. Казанского. В общение были приняты архиепископ Александр (Немоловский), а также берлинское, дрезденское и лейпцигское духовенство.

Следует особо сказать о переходе в МП приходов РПЦЗ во Франции. Глава Западно-Европейской епархии РПЦЗ митрополит Серафим (Лукьянов) был ярым противником МП. Свою позицию он изменил в 1945 году. Как следует из его переписки, митрополит Серафим считал, что Зарубежный Синод больше не существует, а митрополит Анастасий, проживавший в Женеве, не может в единственном числе являться Синодом. До него дошли слухи, что вопрос об осуждении РПЦЗ Московской патриархией уже согласован с восточными патриархами. Кроме того, митрополит Серафим опасался, что к власти во Франции придут коммунисты, которые начнут репрессии против духовенства, своевременно не подчинившегося Москве.

Продолжение следует


На фото: Учаcтники богослужения в храме иконы «Всех скорбящих Радость» (Харбин), слева-направо: архиепископы Нестор (Анисимов), Мелетий (Заборовский) и епископ Димитрий (Вознесенский), перешедшие в Московскую патриархию в 1945 году

 



Добавить комментарий

Войти через соцсети