Русская Православная Церковь Заграницей (23)

Русская Зарубежная Церковь накануне Второй мировой войны

В 1938 году изменилось место пребывания Архиерейского Синода Русской Зарубежной Церкви. Осенью синодальная канцелярия переехала в Белград. Здесь она обосновалась на улице Добринской, а в 1939 году переехала на улицу Молерова, д. 57, где находилась вплоть до нападения Германии на Югославию. Состав Синода также уменьшился, что было связано с уходом из жизни нескольких иерархов, а также материальными затруднениями, которые не позволяли архиереям из других стран посещать страну. К концу 1930-х гг. заседания Синода проходили с участием всего лишь трех иерархов – митрополита Анастасия (Грибановского), архиепископа Гермогена (Максимова) и архиепископа Феофана (Гаврилова).

Накануне Второй мировой войны РПЦЗ была наиболее мощной частью русского православия. На фоне истребления верующих в СССР положение Русской Зарубежной Церкви выглядело вполне благополучно. При достаточно активной подпольной жизни Церкви на родине официально в ведении Синода митрополита Сергия (Страгороцкого) на территории РСФСР к концу 1930-х гг. было около 100 действующих приходов. Сам митрополит Сергий говорил о 80 незакрытых церквях. При этом не было ни одного легально действующего монастыря, ни одной духовной школы. Епархий как таковых не существовало, и связи Патриаршего Синода с приходами были слабыми.

В иных условиях жила Русская Зарубежная Церковь. Накануне войны в РПЦЗ были следующие архиереи: в Югославии – председатель Архиерейского Синода, управляющий русскими приходами в Югославии митрополит Анастасий (Грибановский), а также 3 архиерея, жившие в монастырях, – архиепископ Феофан (Гаврилов), архиепископ Гермоген (Максимов), архиепископ Тихон (Лященко); в Болгарии – архиепископ Серафим (Соболев); в Германии – епископ Серафим (Ляде); во Франции – митрополит Серафим (Лукьянов); в Китае – архиепископ Виктор (Святин) и епископ Иоанн (Максимович); в Маньчжоу-Го – митрополит Милетий (Заборовский), архиепископ Нестор (Анисимов), епископ Димитрий (Вознесенский), епископ Ювеналий (Килин); в Северной Америке – митрополит Феофил (Пашковский), архиепископ Леонтий (Туркевич), архиепископ Арсений (Чаговец), архиепископ Виталий (Максименко), архиепископ Тихон (Троицкий), архиепископ Иероним (Чернов), архиепископ Иоасаф (Скородумов), епископ Вениамин (Басалыга), епископ Макарий (Ильинский), епископ Алексий (Пантелеев); в Южной Америке – архиепископ Феодосий (Самойлович). Определить точное количество приходов РПЦЗ не представляется возможным, но считается, что накануне Второй мировой войны было свыше 500 приходов, а также 15 монастырей и монашеских общин.

После Всезарубежного собора 1921 года Зарубежный Архиерейский Синод стоял за объединение эмиграции на основе православия, стараясь не вставать на позиции каких-либо партий. Наиболее близкой для Синода была позиция Русского общевоинского союза (РОВС), который принципиально дистанцировался от политики. Еще в 1921 г. генерал П.Н. Врангель заявил, что армия «ни в коем случае не может быть партийной, она может и должна служить родине, но никак какой-либо партии».

РПЦЗ сначала видела в РОВС своего идеологического партнера. Но, не смотря на внепартийность союза, отношение его с Зарубежным Синодом не были ровными. Дело в том, что РОВС не желал вникать в проблемы русских церковных разделений и старался не заявлять о поддержке какой-либо одной зарубежной юрисдикции. Его члены могли посещать как храмы РПЦЗ, так и храмы Западно-Европейского экзархата. В некоторых случаях руководство РОВСа даже выражало свои симпатии митрополиту Евлогию. В Болгарии, например, генералы Абрамов, Туркул и Никольский даже попытались в приказном порядке заставить офицеров выступить в поддержку митрополита. Таким образом, идеологические позиции РПЦЗ и РОВСа совпадали не всегда.

Еще одним идеологически близким РПЦЗ сообществом были монархисты, и некоторые архиереи не скрывали своего сочувствия им. Среди сторонников монархического движения выделялись две группы. Первая – легитимисты, поддерживающие Великого Князя Кирилла Владимировича Романова, принявшего на себя в 1924 г. титул Императора Российского в изгнании. Вторая – непредрешенцы, настаивавшие на том, что избрание монарха должно осуществляться после освобождения России. И если митрополит Антоний поддерживал легитимистов, то РПЦЗ в целом от такой поддержки воздерживалась.

Таким образом, как при митрополите Антонии, так и при митрополите Анастасии РПЦЗ не искала покровительства какой-либо партии, а часто партии и организации стремились заручиться ее духовной поддержкой. Так, в послании Второго Всезарубежного собора 1938 года «Русской пастве, в рассеянии сущей» содержался призыв к молитве о возвращении на русский престол православного царя. При этом монархические симпатии собора не вызывали на заседании серьезных дискуссий, в отличие от того противостояния, которое возникло по этому вопросу на Первом Всезарубежном соборе 1921 г.

В 1930-е гг. Архиерейский Синод РПЦЗ неоднократно возвращался к вопросу о своем переезде в другую страну. Выбор Германии как нового места пребывания неслучаен: именно в этой стране епархия РПЦЗ была легализована. Заслуга легализации во многом принадлежала епископу Тихону (Лященко). Епархиальный устав был выработан этим иерархом по согласованию с Министерством культов Германии и Архиерейским Синодом РПЦЗ. 14 мая 1936 г. правительство Пруссии вынесло постановление о присвоении православной Берлинской и Германской епархии РПЦЗ статуса корпорации публичного права. Это постановление было распространено и на другие земли Германии. Прочие православные юрисдикции оказались в положении частных организаций, не пользующихся покровительством государства. 24 февраля 1938 г. Архиерейский Синод уволил на покой архиепископа Тихона (Лященко), а на вакантную кафедру был временно назначен епископ Потсдамский Серафим (Ляде). В августе 1938 г. Архиерейский собор РПЦЗ назначил его епископом Берлинским и Германским. Епископ Серафим, как этнический немец, вполне устраивал правительство Германии, благодаря ему германская епархия благополучно существовала все военные годы.

Итак, накануне Второй мировой войны Зарубежная Церковь твердо стояла на позиции возрождения национальной России на принципе православия. При этом о монархии говорили как об идеальной форме будущего русского государства.

Продолжение следует



Добавить комментарий

Войти через соцсети