Русская Православная Церковь Заграницей (19)

На фото участники Совещания, слева-направо, сидят: митрополиты Феофил (Пашковский), Евлогий (Георгиевский), Патриарх Варнава, митрополит Анастасий (Грибановский) и епископ Хайларский Димитрий (Вознесенский)


Совещание русских иерархов под председательством патриарха Варнавы

Мысль о восстановлении церковного мира давно уже назрела в русских сердцах, поэтому Совещание, созванное Сербским патриархом Варнавой, встретило живой отклик. Оно открылось в патриаршем дворце в Сремских Карловцах и проходило с 31 октября по 18 ноября 1935 года. От Архиерейского Собора в нем приняли участие митрополит Анастасий (Грибановский) и епископ Хайларский Димитрий (Вознесенский), от парижского экзархата – митрополит Евлогий (Георгиевский), от Северо-Американской митрополии – митрополит Феофил (Пашковский).

К сожалению, участники Совещания по-разному представляли себе его цели. Представители Архиерейского Собора и председатель Совещания патриарх Сербский Варнава были одушевлены желанием восстановить единство Русской Зарубежной Церкви. Митрополит Евлогий не имел серьезных намерений выйти из-под юрисдикции Константинопольского патриархата и желал сохранить свое независимое положение от Зарубежной Церкви.

Митрополит Феофил перед своей поездкой в Сремские Карловцы сделал в печати заявление, в котором высказал свои предположения о предстоящем Совещании: «Я должен оговориться, что я еду в Белград не на Собор с карловатскими епископами, а на частное совещание, по приглашению Сербского патриарха, для обсуждения мер возможного примирения юрисдикций. <…> Я считаю свою Церковь в ведении патриарха Московского. Высокопреосвященнейший Евлогий в Париже считает себя подчиненным патриарху Константинопольскому. <…> Но разве это мешает нам собраться вместе, сохраняя автономность каждого, и принимать общие меры? Мое чувство, мое мнение таково, что теперь у патриарха Варнавы, который так заботится о нас, какое-то соглашение наладится и состоится <…>. Держусь того мнения, что, каковы бы ни были дальнейшие политические события вроде восстановления какого-нибудь нормального режима в России, Американская Православная Церковь, получавшая при царском режиме иерархов по назначению из Синода, останется навсегда совершенно самостоятельной».

Уже на первом заседании Совещания было решено, чтобы изжить разделение, принять следующие меры:

  1. Возможно более частое сослужение иерархов существующих юрисдикций.
  2. Неприятие в свое ведение клириков другой юрисдикции без отпускных грамот.
  3. Прекращение полемики друг с другом.
  4. Издание примирительного воззвания.
  5. Недопущение открытия новых параллельных приходов.

Названные меры патриарх Варнава почти сразу стал проводить в жизнь. В русской Троицкой церкви в Белграде участники Совещания отслужили литургию вместе с иерархами РПЦЗ, находившимися в Белграде. Вторую литургию, возглавленную патриархом Варнавой, участники Совещания вместе с сербскими иерархами отслужили в белградском Патриаршем Соборе.

19 ноября было опубликовано послание, подписанное митрополитами Антонием, Евлогием, Феофилом, Анастасием и епископом Димитрием. Авторы документа подчеркнули, что евхаристическое общение уже восстановлено и что теперь задачей является административное объединение, т.к. «без этого условия церковное примирение было непрочно и ежеминутно могло бы подвергнуться новым испытаниям».

За 18 дней своей работы Совещание составило 4 протокола заседаний, на которых было выработано «Временное положение о РПЦЗ». Под этим документом стояли подписи патриарха Варнавы, митрополитов Евлогия, Феофила, Анастасия и епископа Димитрия.

Согласно Временному положению РПЦЗ являлась единым и фактически независимым церковным образованием – неотъемлемой частью Российской Православной Церкви, но временно самоуправляющимся на автономных началах. На богослужениях непременно возносилось имя Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Петра (Полянского). Церковь делилась на 4 митрополичьих округа: Западно-Европейский, Ближне-Восточный, Северо-Американский и Дальне-Восточный, – каждый из которых состоял из епархий. Окружные митрополиты избирались Собором округа.

Высшим органом законодательства, суда и управления становился ежегодный Архиерейский Собор, председателем которого являлся председатель Архиерейского Синода, а членами – все епархиальные архиереи, являющиеся членами РПЦЗ.

Архиерейский Синод, состоящий из четырех членов – представителей от каждого из митрополичьих округов под председательством митрополита Антония, был исполнительным органом. В его обязанности входило объединение и направление жизни РПЦЗ и исполнение постановлений Архиерейских Соборов. Было также решено, что «Временное положение» будет разослано патриархом Варнавой главам поместных Церквей на «признание и благословение».

Таким образом, митрополит Феофил отказался от своего первоначального заявления о необходимости независимости Американской Церкви и согласился на то, чтобы Американская митрополия вошла в состав РПЦЗ на правах митрополичьего округа. Камнем преткновения для митрополита Евлогия было его подчинение патриарху Константинопольскому, по поводу чего он в конце Совещания подал следующее письменное заявление: «Я не могу и не хочу просить Вселенского патриарха об освобождении меня от этого звания. Я по-прежнему думаю, что я могу входить в объединение Заграничной Русской Церкви, оставаясь в ведении Вселенского патриарха».

После возвращения митрополита Евлогия в Париж в 1936 году им был созван Епархиальный съезд. На нем заслушивались доклады самого митрополита и графа Коковцева о Совещании в Карловцах и принятом на нем «Временном положении», которое съезд отверг.

Епархиальное собрание решило, что экзархат остается под юрисдикцией Вселенского Престола, но не отвергло единство с РПЦЗ. Было разрешено сослужение духовенства разных юрисдикций и запрещен переход из одной структуры в другую без отпускной грамоты от епископа. Запрещалась полемика в печати и распространение листовок и воззваний.



Добавить комментарий

Войти через соцсети