Русская Православная Церковь Заграницей (15)

РПЦЗ и Сербский патриархат

Еще в августе 1921 г. Архиерейский Собор Сербской Церкви признал Зарубежное Русское Церковное управление и разрешил ему действовать на своей территории. 26 мая 1931 г. Архиерейский Синод Сербской Церкви подтвердил это решение.

Признание Зарубежного Синода сербскими патриархами остановило многих полемистов от выпадов против РПЦЗ. Тем не менее следует сказать, что отношения между Сербской и Русской Зарубежной Церквями не были идеальными. Так, например, Русская Зарубежная Церковь в течение всего времени пребывания Синода в этой стране находилась по отношению к государственной власти в неопределенном положении. Архиерейский Собор Сербской Церкви 1921 г. ничего не сказал о епархиальном и приходском управлении, что стало создавать для Зарубежной Церкви огромные трудности.

За время пребывания Зарубежного Синода в Югославии правительством не было издано ни одного закона, который подтверждал бы легальность РПЦЗ. Результатом неопределенного положения Зарубежной Церкви стало то, что ее духовенство и служащие не имели прав и льгот, которые имели в Югославии не только представители Сербской Церкви, но даже римокатолики, протестанты, мусульмане и иудеи.

Со стороны государственных министров раздавались заявления о непризнании актов, издаваемых Зарубежным Синодом. Так, уже в 1923 г. Сербская патриархия была вынуждена лишить священников РПЦЗ права совершать браки и разводы, если хотя бы одна из сторон не подходила под категорию «русский беженец». Причем, если русский эмигрант принимал гражданство Югославии, он уже не считался беженцем и мог обращаться за регистрацией брака или его расторжением только в Сербскую Церковь, хотя являлся членом РПЦЗ. В 1934 г. Министерство юстиции Югославии издало акт, согласно которому брачные дела исключались из ведения Зарубежного Синода даже в том случае, если один из брачующихся, не будучи гражданином Югославии, состоял в этой стране на государственной службе. Церковь и государство Югославии исходили из презумпции, что членами РПЦЗ могут быть только те, кто еще не принял югославского подданства. Количество таковых постепенно сокращалось, и к 30-м годам стал ощущаться недостаток русских пастырей, которых стали заменять сербские.

Тяжелым было и материальное положение Зарубежного Синода. Правительство Югославии в целом лишило РПЦЗ возможности иметь какие-либо доходы. Государство оказывало помощь Сербской Церкви, католикам, старокатоликам, протестантам, мусульманам, иудеям, находящимся в Югославии. Все эти общины имели недвижимость и получали ежегодную помощь из государственного бюджета на содержание администрации и духовно-учебных заведений. Приходы РПЦЗ не могли и мечтать об этом. Государство при этом взимало с русских беженцев церковный налог, который шел в пользу Сербской Православной Церкви.

Большой проблемой для русской общины стало даже строительство небольшого Троицкого храма в Белграде. До 1924 г. русская православная община молилась в бараке. Когда началось строительство временного храма на 400 человек (при том, что количество русских беженцев в Белграде составляло 10 тысяч человек), Сербская патриархия восторга не выразила, а причт Марковского храма, принадлежащего Сербской патриархии, был недоволен появлением рядом конкурента. Начали возникать проблемы и в деле строительства большого русского храма в Белграде. Он так и не был построен, а временная Троицкая церковь стала постоянной.

Неудивительно, что в 1933 г. Зарубежным Синодом рассматривался вопрос о переезде на Дальний Восток или в Берлин. Последний вариант был наиболее приемлемым. Законом от 25 февраля 1938 г. германское правительство официально признало РПЦЗ. В 30-е годы правительство Германии оказывало РПЦЗ значительную помощь в ремонте и строительстве храмов, в т.ч. и в постройке Кафедрального собора Воскресения Христова в Берлине.

Архиерейский Собор 1932 г. 

2 сентября 1932 г. в Сремских Карловцах начал работу Архиерейский Собор РПЦЗ под председательством митрополита Антония (Храповицкого), при участии 12 архиереев.

Собор был посвящен преимущественно внутренней церковной жизни. По докладу митрополита Антония было решено на случай болезни или кончины председателя Архиерейского Синода избрать наместником его архиепископа Анастасия (Грибановского).

По вопросу о значении бракоразводных определений гражданских судов было решено, что эти документы не могут быть признаны расторжением церковного брака. Было решено не разрешать сожжений в крематориях тел умерших православных христиан ввиду того, что обычай этот установлен безбожниками и врагами Церкви. О допущении к причащению лиц, прибывающих в гражданском браке, было признано, что православные, венчанные в инославных церквях, не могут считаться состоящими в брачном союзе, освященном Церковью, и над ними должно быть совершено таинство брака по православному обряду, после чего лишь могут быть допущены к причастию. Равно и лица, живущие вне брака, не могут быть допущены к причастию. Таких надлежит увещать, допуская к исповеди. Было принято разъяснительное указание о недопустимости церковного отпевания над иноверцами и служение над ними панихид.

Особое внимание было уделено рассмотрению вопроса о масонстве с точки зрения христианской церкви. 28 августа 1932 г. Собором было принято окружное послание ко всем верным чадам Православной Церкви, в рассеянии сущим. В нем говорилось: «Одним из самых вредных и поистине сатанинских лжеучений в истории человечества является масонство. О нем мы и намерены по архиерейскому долгу нашему поведать православному русскому миру.

Масонство есть такая интернациональная мировая революционная организация борьбы с Богом, с христианством, с Церковью, с национальною государственностью и особенно с государственностью христианской…».

 



Добавить комментарий

Войти через соцсети