Русская Православная Церковь Заграницей (14)

Первый ряд (слева направо): архиепископ Северо-Американский Аполлинарий, архиепископ Гермоген, архиепископ Анастасий, митрополит Антоний, архиепископ Западно-Европейский Серафим, архиепископ Сергий, архиепископ Гавриил. Второй ряд (слева направо): епископ Николай, епископ Серафим, архиепископ Сергий, архиепископ Феофан, архиепископ Германский Тихон, епископ Венский Серафим

Прислал митрополиту Сергию свое согласие на подчинение и епископ Камчатский Нестор (Анисимов), проживавший в Харбине. Но он недолго пребывал в единении с митрополитом, т.к. создать в Китае епархию, подчиненную Патриаршему Синоду, ему не удалось, в результате чего, по его же словам, остался «без стула».

По свидетельству харбинского архиепископа Милетия (Заборовского), епископ Нестор, несмотря на свое заявление о выходе из-под юрисдикции Архиерейского Синода, продолжал поминать за богослужением митрополита Петра (Полянского), митрополита Антония (Храповицкого), главу Харбинской епархии митрополита Мефодия (Герасимова), а митрополита Сергия (Страгородского) – нет. 24 августа 1931 г. епископ Нестор был вновь принят в РПЦЗ.

Большой резонанс в эмиграции вызвали опубликованные в феврале 1930 года интервью митрополита Сергия советским и зарубежным корреспондентам об отсутствии гонений на Церковь в Советском Союзе. «Гонения на религию в СССР, – говорилось в интервью, – никогда не было и нет <…> Действительно, некоторые церкви закрываются. Но производится это закрытие не по инициативе власти, а по желанию населения, а в иных случаях даже по постановлению самих верующих. <…> Репрессии, осуществляемые советским правительством в отношении верующих и священнослужителей, применяются к ним отнюдь не за религиозные убеждения, а в общем порядке, как и к другим гражданам, за разные противоправительственные деяния».

Эти слова вызвали возмущение намного большее, чем декларация. В 1930 году газета «Возрождение» сообщала, что митрополита Сергия после интервью на многих приходах перестали поминать, встречали возгласами «изменник», «иуда», «трус», а на некоторых и вовсе не допускали служить. Газета «Последние новости» говорила, что митрополита Сергия и епископа Платона (Крылова) верующие встречали свистом. Рижская газета «Сегодня» писала, что службы митрополита Сергия бойкотируют.

Апофеозом такой политики стало обвинение митрополита Сергия и его сторонников в богоотступничестве и ереси. Так, о митрополите Серафиме (Чичагове), получившем от митрополита Сергия назначение на ленинградскую кафедру, «Церковные ведомости» писали, что он поклонился антихристу и опорочил свое имя.

«Церковные ведомости» публиковали пришедшие из Советского Союза документы, подтверждавшие неприятие в Российской Церкви политики митрополита Сергия. В этих статьях говорилось о существовании в отечестве истинной церкви, «катокомбной», которая, в отличие от последователей митрополита Сергия («сергиан»), не пошла на соглашение с безбожной властью.

К 1931 году Русская Зарубежная Церковь подошла, осознавая себя единой не с митрополитом Сергием, а с его оппонентами, правой церковной оппозицией. В этих условиях вопрос о разрыве молитвенного общения с митрополитом Сергием был вынесен на обсуждение Архиерейского Собора.

Он прошел в 1931 году с 25 по 30 мая под председательством митрополита Антония в составе 12 иерархов. На Соборе были рассмотрены важные вопросы, касающиеся церковной жизни: об отношении русских иерархов к проекту созыва VIII Вселенского Собора, об отношении к новому стилю, о положении Православной Церкви в России и за рубежом, о назначении епископа в Персию, о Женевском совещании, о защите религиозных свобод в России – и ряд других.

26 мая Архиерейский Собор заслушал доклад митрополита Антония (Храповицкого), котором говорилось: «Положение Православной Церкви в советской России остается прежнее. Церковь обезглавлена, Высокопреосвященнейший Митрополит Петр, Местоблюститель Святейшего Патриаршего Престола, находится в заточении. Его Временный Заместитель Митрополит Сергий уклонился от директив Местоблюстителя Высокопреосвященнейшего Митрополита Петра, осудившего действия Митрополита Сергия, который всецело подчинился советской власти и в дело управления Церковью внес при содействии советской власти террор. От него отошли многие иерархи с клириками и мирянами». В результате обсуждения было вынесено решение: «… церковно-молитвенного общения с митрополитом Сергием и его духовенством не иметь».

В том же году Архиерейский Синод стал предпринимать меры в отношении зарубежных иерархов, подчинившихся митрополиту Сергию (Страгородскому). Так, 19 октября 1931 года Синод направил митрополиту Сергию (Тихомирову), начальнику Православной духовной миссии в Японии, указ, согласно которому «за подчинение церковной власти, признавшей советскую власть», с ним прерывалось молитвенное общение.

Продолжение следует



Добавить комментарий

Войти через соцсети