Революция вышла из семинарии (2)

Осипов Алексей Ильич, профессор Московской духовной академии

Продолжение. Начало в №08 (254)

Митрополит Вениамин (Федченков) вспоминал, что происходило в Санкт-Петербургской духовной семинарии, когда он был назначен в нее инспектором: «Я по вступлении в должность захотел вывести, чтобы не курили в спальне, потому что от табака к утру воздух был отвратительный. Но семинаристы устроили бунт, и утром я увидел следы этого бунта. Ручки из дверей были вывернуты, лампады разбиты, все прокурено. На обеде семинаристы устроили мне демонстрации, кричали, свистели, мычали, блеяли, остановить их я не мог».

Мы часто живем какими-то идиллиями. Но, оказывается, духовное состояние нашего народа к 1917 г. было плачевным. Народ знал обряды, обычаи, праздники, но не знал христианства. И поэтому, когда ему сказали, что попы – обманщики, что Бога нет, то очень многие поверили в это.

Игумения Арсения (Себрякова), настоятельница Усть-Медведицкого монастыря, которую в этом году канонизировали, укоряла своих сестер-монахинь: «Когда же вы станете христианками?» Они отвечали: «Матушка, мы соблюдаем все правила, мы посещаем богослужение, исполняем все послушания, чего вы еще хотите?» Она отвечала: «Да разве вы не знаете, кто распял Христа? Те, которые все скрупулезно соблюдали, мыли скамьи и кружки, в субботу огня не зажигали. Христианство состоит разве во внешней стороне церковной жизни? Это должно быть следствием христианской жизни, а не показателем ее». Она сокрушалась об этом. «Где же борьба со страстями, где же «блаженны чистым сердцем», где же видение греха своего? Где же смирение?»

«Я все делаю, как положено» – вот она, беда. Были отдельные люди святые, но общее состояние народа, увы, было вот таковым. И оно породило несчастья. Но эти несчастья сделали из многих тех, которые представляли собой мягкий графит, – алмазами. Смотрите, сколько канонизировано у нас новомучеников! Да, многие стали бриллиантами! Но как? Страшное давление обрушилось на них. Страшный огонь пылал на нашей родине.

Вывод очевиден: необходимо знать православие, необходимо быть воцерковленным не по внешности просто. «Сыне, дай мне сердце твое» (Притч. 23:26), – говорит Господь. «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилия восхищают его» (Мф. 11:12). Употребляющие усилия над чем? Над своей душой.

«Я терпеть не могу этого человека». Улыбнись ему. Просят помощи те, которые отвратительны, – помоги. Видишь грешащего человека – помолись о нем, а не осуди. Вот где начинается христианство. Скорбь случилась – у кого нет скорбей? «Господи, достойное по делам своим приемлю! Благодарю тебя, Господи».

Православие начинается там, где есть внутренняя борьба – с самим собой. Поэт Фридрих Логау хорошо написал: «Да, бой с самим собой есть самый трудный бой, победа из побед – победа над собой». Весь Запад, кстати, подменил эту победу над собой социализацией христианства.

Европейская культура развратилась. Но посмотрите, что собой представляют католические изображения святых – какие фигуры, какая обнаженность. В Европе произошло падение христианства. Сейчас границ нет. Поэтому все, что там, сегодня переходит к нам. И если мы не будем ставить заслоны внутри себя, не запомним, что христианство – это не просто внешняя сторона, а человек, его сердце, – случится по слову Апокалипсиса: «Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя как тать, и ты не узнаешь, в который час» (Откр. 3:3). Тать – это вор.

До чего же мне нравится русская сказка про репку! Помните? Дедка за репку, бабка за дедку, внучка за бабку, Жучка за внучку, кошка за Жучку – вытащить не могут. Мышка за кошку – и вытащили репку. Какая сила у мышки? Кажется, никакой. Но здесь показано, какое огромное значение имеет каждое наше праведное или неправедное дело. Тем более поступок христианина, который знает заповеди Божии, читает Евангелие, святых отцов. Сказано: «Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много: а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12:47-48).

Поэтому, оказывается, жизнь каждого из нас имеет огромное значение. Иван Васильевич Киреевский пишет: «Каждая нравственная победа в тайне одной христианской души есть уже духовное торжество для всего христианского мира».

Советское безбожие или разврат демократии?

Что положительного принесла нашему отечеству советская эпоха? От одного умного человека я услышал фразу: «Не знаю, чему отдать предпочтение, – советскому безбожию или разврату демократии».

Помню, я в советское время выступал за границей. И первый вопрос, который мне задали: «У вас в Советском Союзе – гонения на Церковь, а у нас свобода. Что вы скажете об этом?» Я ответил: «Вот я сейчас зашел у вас в храм – несколько человек сидят там с комфортом. А у нас в храмах в шубах (дело было зимой) люди стоят часами в битком наполненном храме. Итак, где же подлинная Церковь? Мы находимся под холодным душем, а вы здесь в ванне с теплой водичкой». Это им особенно понравилось. Слушатели аплодировали, они поняли, что Церковь не в комфорте прав.

Мне кажется, что в духовном отношении современная эпоха гораздо труднее, чем советское время. Там говорили: отрекись от Христа, иначе расстреляем. И христианин отвечал: стреляйте. А теперь нам скажут: вы не совсем правильно понимаете образ Христа. Христос – тот, кто дает комфорт жизни, и нарисуют нам антихриста. Методы стали более изощренными, тонкими. Такова наша современная жизнь.

И это беда, если не покаемся.

Святитель Лука Войно-Ясенецкий пишет: «Тяжкие испытания и страдания перенесла Церковь наша за время великой революции, конечно, не без вины. Давно, давно накоплялся гнев народный на священников корыстолюбивых, пьяных и развратных, которых, к стыду нашему, было немало. И с отчаянием видим мы, что многих таких и революция ничему не научила. По-прежнему и даже хуже прежнего являют они грязное лицо наемников, не пастырей, по-прежнему из-за них уходят люди в секты на погибель себе».

Сейчас мы находимся в очень тяжелом духовном состоянии. Когда в советское время человек прямо говорил, что нет Бога, с ним все было ясно. «Ну нет – и иди. А я верю, что Бог есть». Теперь все иначе: «Да, я верю в Бога, но Бог один во всех религиях». Неважно, что в другой религии это сущий дьявол, который называется богом.

Нет теперь идеологической границы между Европой и Россией. И единственное наше оружие сегодня – это тщательно изучать святых отцов, чтобы точно знать, что такое православие. Это жизнь по заповедям Христовым, осознание своей греховности и покаяние. Только таким образом можно противостоять вражьим полчищам, которые движутся на нас.



Добавить комментарий

Войти через соцсети