Исторический очерк: Русская Православная Церковь Заграницей (36)

Третий Всезарубежный Собор

27 мая 1964 года, в день Преполовения Пятидесятницы, епископ Брисбенский Филарет (Вознесенский) был избран Архиерейским Собором первоиерархом РПЦЗ. Торжество настолования митрополита Филарета было совершено в воскресенье 3 июня 1964 года.

В течение 21 года владыка Филарет возглавлял РПЦЗ. При нем были прославлены многие угодники Божии: праведный Иоанн Крондштатский (в 1964 г.), преподобный Герман Аляскинский (в 1971 г.), блаженная Ксения Петербургская (в 1978 г.), Собор новомученников и исповедников Российских во главе с Царственными мучениками и с патриархом Тихоном (в 1981 г.). До митрополита Филарета в РПЦЗ не было ни одного прославления новых святых. Это благое начинание, как и вся деятельность владыки, свидетельствуют о том, что он с самого начала своего первосвятительского служения взял курс на хранение и защиту святоотеческого православия.

Тем временем смягчилось отношение мирового сообщества к Советскому Союзу, а Московская патриархия (МП) стала признаваться многими поместными церквями. Менялся и состав русской диаспоры. Старые поколения беженцев умирали, новые волны эмигрантов из СССР к Белому движению относились равнодушно, а о существовании РПЦЗ впервые узнавали, только прибыв за границу. Назревала необходимость созыва очередного Всезарубежного Собора.

Решение о его созыве было принято на заседании Архиерейского Синода 21 марта 1969 года. Собор запланировали на весну 1971 года, затем перенесли на сентябрь. Была создана предсоборная комиссия, председателем которой стал архиепископ Никон (Рклицкий). III Всезарубежный Собор прошел с 8 по 19 сентября 1974 г. в Джорданвилле (штат Нью-Йорк), включал в себя 112 делегатов, в том числе 15 архиереев.

Открывая Собор, первоиерарх РПЦЗ митрополит Филарет (Вознесенский) обратил внимание на задачи, стоящие перед РПЦЗ: определить, что значит Церковь в современном мире; обозначить место РПЦЗ, сплотить в любви ко Христу русское изгнание.

Особое внимание Собор уделил жизни на родине и духовному состоянию народов СССР. Один из эмигрантов – Г.А. Рар – в своем докладе подчеркнул, что, несмотря на оголтелую атеистическую пропаганду, вера в Бога жива. Были озвучены данные, что в некоторых областях СССР крестят до 70% младенцев. Участники Собора признали, что главная помощь, которую может оказать РПЦЗ людям, живущим в Советском Союзе, является распространение православного мировоззрения. Собор призвал всеми способами, включая радио и ТВ, распространять слово правды, развивать издательскую деятельность, бесплатно распространять литературу, особенно в тех зарубежных храмах, где бывают советские туристы. Собор признал, что превращение Северо-Американской митрополии в автономную привело ее к зависимости от красной Москвы, а уход русского Западно-Европейского экзархата в Константинопольскую Церковь заставил его действовать в духе западной политики, чуждой православию. Таким образом, Собор сделал вывод, что единственной структурой, представляющей русское православие, оказывается лишь РПЦЗ, имеющая огромное преимущество – свободу.

Большое значение имели резолюции о старых обрядах, преданных анафеме в XVII в. Вопрос об отношении к дониконовским обрядам в Российской Церкви решался постепенно. В 1800 г. было учреждено единоверие – вероисповедное состояние, позволявшее находиться в единстве с Православной Церковью и использовать старые обряды. Вопрос о снятии клятв со старых обрядов обсуждался в процессе подготовки Всероссийского Церковного Собора 1917-1918 гг. в 6-м отделе Предсоборного присутствия. Был подготовлен проект постановления об отмене клятв, однако закрытие Собора остановило обсуждение вопроса. 23 апреля 1929 г. митрополит Сергий (Страгородский) и его Патриарший Синод выработали проект об отмене клятв на старые обряды, но он не был утвержден высшей церковной властью. 31 декабря 1929 г. этот проект обсуждался Архиерейским Синодом РПЦЗ и был передан предстоящему Собору РПЦЗ, но никакого решения принято не было. За 10 лет до III Всезарубежного Собора, 1 августа 1964 года, Архиерейский Синод постановил, что дониконовский обряд является древним богослужебным чином и не может рассматриваться как ересь. Прещения в отношении старообрядцев допускались лишь в случаях, если они обвиняют Российскую Православную Церковь в ереси. Архиерейский Синод предложил одному из лидеров единоверия – Дмитрию Александрову – принять священный сан для духовного руководства эмигрантами, исполняющими старый обряд, но принадлежащими к Православной Церкви.

На последнем заседании III Всезарубежного Собора священник Дмитрий Александров предложил снять клятвы со старых обрядов. Вопрос был передан Собором на рассмотрение архиереев и вскоре положительно решен. 25 сентября 1974 г. Архиерейский Собор объявил дониконовские обряды православными и спасительными, а запрещение и клятвы Соборов 1656 и 1667 гг. – недействительными, отмененными и «яко не бывшими».

Заканчивая свою работу, III Всезарубежный Собор обратился с посланиями к Преосвященным епископам Православной Церкви и православному русскому народу на родине, а также направил обращения к Американской митрополии и к Русской архиепископии Экзархата Константинопольского патриархата в Западной Европе.

Продолжение  следует



Добавить комментарий

Войти через соцсети