Хроники крестовых походов (4)

Издательство Сретенского монастыря выпустило четырехтомник «Хроники крестовых походов», его автор – известный историк и православный богослов Александр Леонидович Дворкин. Книга стала уникальным явлением в исторической науке: впервые была осуществлена попытка осмысления крестовых походов, их предыстории и последствий, в период с VII по XV век с точки зрения православия. В июле в студии радио «Радонеж» Илья Сергеев побеседовал с автором в прямом эфире. Мы приводим это интервью в сокращенном виде.

Продолжение.
Начало в №10(246),  октябрь 2020

– А византийские войска, по крайней мере, в первых крестовых походах принимали участие?

Дворкин Александр Леонидович,
профессор церковной истории и сектоведения Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

– Когда Первый крестовый поход шел через Малую Азию, то император Алексей Комнин – один из величайших византийских императоров – дал им в подмогу инженерный полк, куда входили инженеры, проводники, переводчики. Они прошли вместе с крестоносцами до Антиохии, и, конечно, без них не дошли бы туда. Были также византийские проводники и в так называемом Арьергардном крестовом походе, который последовал за первым, но, так как крестоносцы абсолютно не слушались проводников, был бесславно разгромлен сельджуками. Рыцари все время шли своим путем, не так, как им советовали проводники, но тем не менее потом все равно обвинили в своей неудаче византийцев. Были проводники у Второго крестового похода, но ни Конрад Германский, ни Людовик Французский их не слушались и потом также винили в собственном поражении. А потом уже больше не было такого.

– Вы говорили о том, что отношения между Византией и Западом в процессе крестовых походов окончательно испортились. Есть ли в том вина греков? Я читал, что западные христиане обвиняли византийцев в лукавстве. И где-то в наших летописях проскакивали такие слова, что «греци лукавии суть». Или эти народы были настолько ментально разными, что не понимали друг друга и то, что западным людям казалось лукавством, для греков было чем-то нормальным?

– Конечно, западные воины и наши предки, когда сталкивались с Византией, видели несравненно более высокий уровень цивилизации. Это часто вызывало зависть и непонимание. Также византийцы по-другому относились к воинской службе. Для них война всегда была провалом дипломатии, хотя воевать им приходилось постоянно, они это умели и делали хорошо. Но до того всегда пытались договориться. То есть война – это была уже такая печальная необходимость, когда все остальные е средства исчерпаны. Это совсем не было похоже на западный подход. Там чаще всего было принято бросаться вперед очертя голову, не рассматривая дипломатических альтернатив.

Византия, наоборот, хорошо умела играть на противоречиях своих противников. Зачем тратить людей и воевать с тюрками, когда можно натравить одно тюркское племя на другое – и они сами решат задачу? В этом смысле – да, греки были лукавы, но это нормальные дипломатические методы, которые вполне оправданны.

Также нужно понимать, что крестоносцам – особенно первым, которые добирались сухопутным путем, – чтобы пройти в Малую Азию, необходимо было пройти через весь Балканский полуостров. Через всю византийскую территорию, где они себя вели жутким образом. Грабили, убивали, мародерствовали. Императорам приходилось посылать воинскую стражу, военную полицию, чтобы сопровождать эти войска, приходилось применять оружие, чтобы их усмирить. И это вызывало непонимание. Западные обижались, говорили, что они думали, будто греки страдают от мусульман. А пришли – и видят гораздо более зажиточную жизнь, чем у себя, и почему-то их никто не приветствовал как освободителей, никто не отдавал дома и скот. Как же так? Значит, надо отобрать.

С другой стороны, византийцы смотрели на этих западных забияк, которые только и норовили убить и ограбить, смотрели на западных священников, которые в нарушение всех канонов ехали вооруженные и принимали участие в битвах. Все это вызывало взаимное непонимание и трения.

Так что для императоров крестовые походы были всегда дикой головной болью. Византия и так воевала на всех фронтах: на севере половцы и печенеги, на востоке тюрки, на западе норманны, те же родственники крестоносцев, которые все время норовили напасть на единоверных христиан – и отобрать те или иные территории. И тут вдруг вторгаются эти союзники, которые ведут себя хуже врагов. И без того война на три фронта, а тут еще и четвертый – внутри страны. Надо оберегать подданных, посылать воинские силы. Все это подрывало силы империи. Когда крестоносцы говорят, что там их плохо кормили, то нужно понимать, что, простите, и сейчас такие толпы трудно снабдить провизией, организовать всю логистику на протяжении длительного пути. А тогда производительность земли была намного ниже, транспортные возможности несравненно слабее, и это было непосильной задачей. Особенно без сколько-нибудь заблаговременного предупреждения, как правило. Конечно, были недоборы в снабжении: ведь когда пищи не хватает, то цены на нее повышаются, это законы торговли, их никто не отменял. Поэтому винить в этом греков просто странно.

– Крестовые походы ускорили падение Византии или отсрочили?

– Они просто ее обрушили, не то что ускорили! В момент кризиса империи… Хитрые венецианцы приспособили под себя Четвертый крестовый поход и воспользовались кризисом, чтобы уничтожить государство, которое они воспринимали как соперника. Это нанесло империи незаживающую рану, и даже когда через 57 лет она могла вернуться в Константинополь, это уже была далеко не та империя, не тот город, не тот греческий мир. И православный мир был безнадежно разделен. Это чудо, что империя просуществовала так долго. Смертельный удар был нанесен в 1204 году именно Четвертым крестовым походом.

Продолжение следует



Добавить комментарий

Войти через соцсети