Русская Православная Церковь Заграницей (24)

На фото: великий князь Владимир Кириллович Романов, 1943 г.

Положение Православной Церкви на захваченных в начале Второй мировой войны территориях

1 сентября 1939 г. нападением Германии на Польшу началась Вторая мировая война. 17 сентября в войну вступил Советский Союз, напав на Польшу и оккупировав территории Западной Белоруссии и Западной Украины. 30 ноября 1939 г. СССР напал на Финляндию, а 15 июня 1940 г. на Литву. 17 июня оккупировал Эстонию и Латвию. 28 июня 1940 г. напал на Румынию и оккупировал Бессарабию и Северную Буковину. Начало Второй мировой войны привело к тому, что в ведении митрополита Сергия (Страгородского) оказались православные епархии, монастыри и приходы, находившиеся на оккупированных территориях. По имеющимся сведениям, их количество сразу же выросло до 3742.

Раскольническая группа митрополита Сергия («сергияне») стала рассматриваться государством как один из элементов контроля над населением, вошедшим в состав СССР регионов. Так, назначенные на Западную Украину и в Прибалтику экзархи митрополит Николай (Ярушевич) и митрополит Сергий (Воскресенский) имели поручение от НКВД организовать здесь агентурную сеть. На старых территориях такая сеть к тому времени уже была создана.

На территории Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики накануне войны было несколько самостоятельных епархий и архиереев. Создав здесь экзорхаты, советская власть, по сути, поставила местных архиереев в положение викариев. То есть самостоятельные епархии были фактически упразднены. Причем некоторые иерархи предпочитали устраниться от дел или уйти на покой. Таким образом, церковная власть на новых землях сосредоточилась в руках двух митрополитов: Николая (Ярушевича) – экзарха западных областей Украины и Белоруссии и Сергия (Воскресенского) – экзарха всей Прибалтики.

Церковь на присоединенных к СССР территориях сразу же почувствовала на себе всю тяжесть советской идеологии и политики. Епископ Митрофан (Зноско-Боровский), встретивший Вторую мировую войну приходским священником в Бресте, вспоминал, что новое руководство сразу же показало себя не только безбожным, но и антирусским. В первую очередь были арестованы именно русские национальные деятели. Все священники вызывались в НКВД, где им настоятельно советовали отречься от сана, предлагая взамен хорошие должности в советских учреждениях. Постепенно поведение властей становилось более агрессивным, от духовенства стали напрямую требовать сотрудничества и соответствующих подписок. В ход пускались угрозы и рукоприкладство.

С сентября 1939 г. по июнь 1941 г. на территории Западной Украины и Западной Белоруссии было арестовано 53 священника, из которых было отпущено на свободу только 10 человек, в то время как остальные были либо расстреляны, либо сгинули в лагерях. Число братии Почаевского монастыря за 1,5 года коммунистической власти сократилось с 300 до 80 человек. В школах прекратилось преподавание Закона Божия, развернулась атеистическая пропаганда, повсюду открылись отделения «Союза воинствующих безбожников».

В Прибалтике была закрыта Вилинская духовная семинария, священники, как и всюду, стали подвергаться арестам. В Финляндии большая часть населения (около полумиллиона) покинула оккупированные земли и переселилась в глубь страны. На присоединенных территория находилось 3 монастыря и 17 православных храмов. Новыми властями все они были тут же закрыты.

Происходившее в занятых Красной армией районах разительно отличалось от ситуации в областях, оккупированных Германией. Например, православное население Польши, испытывавшее перед началом войны серьезное гонение со стороны польских властей, восприняло Германию как освободительницу. На территории Польши не было и речи об арестах на религиозной почве, а православным храмам и монастырям возвращалось имущество, ранее отобранное поляками.

Военные успехи большевиков и начавшиеся гонения на присоединенных территориях были восприняты руководством РПЦЗ как продолжение трагедии православного народа. Митрополит Анастасий (Грибановский) писал: «Ликуют большевистские вожди, торжествуя свое новое завоевание. Но нам нет части в их празднестве. Их успехи и радости для нас по-прежнему источник печали и слез, мы не можем радоваться распространению и утверждению зла, которое большевизм всюду несет с собой. Его путь везде обозначен слезами, кровью, насилиями, пытками и вопиющим безбожием». После присоединения к СССР новых земель в эмиграции серьезно опасались агрессии Советского Союза против Европы и проникновения туда большевизма.

Архиерейский собор 1939 г.

С началом Второй мировой войны РПЦЗ оказалась в сложном положении. Прежде всего, это выразилось в серьезном ослаблении связи Зарубежного Синода с епархиями. На проходившем с 12 по 19 сентября 1939 г. Архиерейском соборе смогли присутствовать лишь 6 иерархов. Пятеро из них были с Балкан: митрополит Анастасий (Грибановский), архиепископы Гермоген (Максимов), Феофан (Гаврилов), Серафим (Соболев), Тихон (Лященко). Епископ Германский Серафим (Ляде) из-за задержки на границе опоздал на собор и свою подпись под протоколами поставил позже. Не смогли приехать на Собор архиереи из Америки, Маньчжурии, передавшие свой голос архиепископу Гермогену. Русскую духовную миссию в Китае представлял игумен Нафанаил (Львов). Собор, открывшийся во время войны и включавший небольшое количество иерархов, принял мало ключевых административных решений, но те, что были приняты, имели прямое отношение к политической обстановке в мире.

Так, из-за невозможности для митрополита Серафима (Лукьянова) управлять приходами в Италии собор постановил перевести итальянские приходы в непосредственное подчинение Синода. Собор также постановил: «Во внимание к особому положению, которое занимает Германская епархия в последние годы, возвести епископа Серафима (Ляде) в сан архиепископа».

Предчувствуя скорое столкновение Германии с Советским Союзом, участники собора выражали надежду на падение коммунистического режима. «Провидение, видимо, взвешивает на весах Своей правды судьбы всего мира и тесно связанные с ними жребий нашего многострадального Отечества <…> Уповаем, что долгим подвигом страданий и терпения наша Родина искупила свое спасение, которое ныне действительно приближается к ней».

Стремясь объединить русских людей в борьбе за освобождение отечества участники Собора постановили: «Веря, что национальное объединение вокруг Главы Российского Императорского Дома Вел. Кн. Владимира Кирилловича послужит возрождению Родины под благодатным покровом Святой Церкви, призвать Божие благословение на труды Его Императорского Высочества».



Добавить комментарий

Войти через соцсети