Архитекторы войны

Старики объявляют войну, а умирать идут молодые

Герберт Гувер, 31-й президент США

 

Отгремели парады, утихли страсти по поводу статьи В. Путина о начале Второй мировой, где он в очередной раз высказал мнение, что в развязывании войны виноват один злодей, а Прибалтийские государства были не оккупированы, а инкорпорированы в Советский Союз в соответствии с нормами международного права… В этой связи заслуживает внимания великолепное двухчасовое интервью от 19 июня 2020 г. известного российского историка Марка Солонина журналисту Владу Кульминскому, фрагменты которого мы приводим. Бесспорно, эту программу нужно показывать в школах на уроках истории в России. Солонин энтузиаст и выдающийся специалист по началу Второй мировой войны. Все, что мы можем, это слушать, открыв рот. Правда чудовищна. Ложь как главная опора советской власти (ред).

Вторая мировая началась с Судетского кризиса

Марк Солонин (диалоги с Владом Кульминским)

– В 17-м году, когда большевики захватили власть, считалось, что Мировая революция возникнет по итогам неизбежных исторических процессов в Германии, Великобритании, в других странах мира. А вот во времена Сталина, в 30-40-е годы, вот этот экспорт революций, или, как вы сказали, «создание СССР республик эдак из 30-40» (по словам Кирова из фильма «Великий гражданин») планировалось осуществлять за счет войны банальной или все-таки за счет процессов?

– Ленин и Троцкий уже в 1920 году поняли, что расширение границ СССР путем присоединения все новых республик естественным путем (в результате победы пролетариата в странах Европы) не произойдет. Но предполагался такой двузвенный механизм: сначала рабочие выходят на демонстрации (которые желательно, чтобы расстреляли), появляются баррикады – и затем на помощь восставшим приходит Красная армия. Товарищ Сталин был суровым реалистом. Он во все эти красивые вещи (свобода на баррикадах с обнаженной грудью) не верил. Он был человеком прагматичным. И, когда мы смотрим, как были аннексированы три государства Прибалтики, как была аннексирована Бессарабия, видим, что все это обошлось без баррикад и рабочих восстаний. Просто и сурово приходит Красная армия, танки ломают приграничные столбы и движутся дальше. Последняя попытка разыграть спектакль народного восстания была предпринята 2 декабря 1939 года. На территории Финляндии пытались создать нечто во главе с Куссиненом, и ничего даже микроскопического не получилось. И экспансия представлялась с той поры самым простым образом: сначала Красная армия ломает пограничные столбы, следом приходят НКВД-шники и зачищают территории, приводя ее в нужное состояние.

– И таким образом создаются советские республики.

– Таким образом границы большого концлагеря расширяются.

– В 1935 г. Германии разрешили воссоздать авиацию (вопреки Версальскому договору), затем призыв в армию. В 1936 г. Гитлер денонсировал все договоры, включая Локкарна, ремилитаризовав Рейнскую область и т.д. Но к 1938 г. (несмотря на восстановление военно-промышленного потенциала) он все еще был слабее Франции и Англии. Почему они тогда не остановили Гитлера, хотя они по признанию самих немцев могли это сделать «малой кровью»?

– Я бы предложил переформулировать вопрос «Почему они не остановили «малой кровью» Сталина и Гитлера?» Причем Сталина не надо было даже останавливать, Сталина достаточно было не вооружать. Ибо откуда же произошла вся эта великая сталинская индустриализация? Одни только американцы построили 500 заводов. И дальше этот бесконечный перечень: танк Т26 – это английский, БТ – американский танк «Кристи», все авиамоторы – это американские и французские моторы и т.д. Я не вижу другого объяснения, кроме чудовищной недооценки угрозы – во-первых, и, во-вторых, огромная психологическая травма Первой мировой войны. Для советских людей эта война была далекой и неизвестной (что-то вроде Куликовской битвы), а для европейцев это была бессмысленная бойня, где они потеряли миллионы людей. И вот это желание никогда больше, никакой войны, давайте теперь будем жить и по возможности наслаждаться жизнью. Вот этот посттравматический синдром повлиял на то, что по обе стороны Атлантики смотрели на то, что происходило на востоке и в Германии по принципу «пускай они там у себя бесятся, нам-то какое дело». Если сравнивать с сегодняшним днем, то примерно также запад смотрит на попытки Ирана обзавестись ядерным оружием. Идут бесконечные разговоры и только…

Если в вашем вопросе есть подтекст «А не хотели они стравить Гитлера и Сталина?», то это был бы очень правильный вопрос. Но я не вижу реальных действий в этом направлении.

– Вот в этом контексте мы подходим к Мюнхенскому договору 1938 г. Тогда Чехословакию фактически заставили отдать 20% территории, четверть населения, половину оборонной промышленности, военную инфраструктуру. Кроме того, они потеряли тогда Тешинскую область и другие части территории. Особенно интересно сравнить этот договор с пактом Молотова-Риббентроппа. В России сейчас говорят, что разницы в них нет никакой. На ваш взгляд, их можно сравнивать?

– Это очень хорошая, важная, правильная и интересная тема. Во-первых, как корабль назовете, так он и поплывет. Навсегда забываем термин «Мюнхенский договор», «Мюнхенский сговор», «Мюнхенская сделка». Мы говорим о Судетском кризисе. Судетская территория, опоясывавшая Чехословакию, традиционно была заселена немцами. После распада Австро-Венгерской империи они оказались в составе новорожденной Чехословакии (потому что страны-победительницы в Первой мировой так нарисовали границу), и в 1938 г., после того как Гитлер проглотил Австрию, начался этот конфликт. Конфликт этот должен быть понятен современному человеку: это Донбасс один к одному. Появляются доведенные до отчаяния, только не шахтеры и трактористы, а немцы, которые хотят объединиться со своим фатерландом, а их чехи всячески мучают и обижают. Появляется организация К. Генлейна (Судето-немецкая партия – прим. ред.), полностью контролируемая Берлином, вооружаемая Берлином и управляемая Берлином за ниточки, и они пытаются устроить то, что «трактористы и шахтеры» устроили на Донбассе. Но устроить это не смогли, потому что чешское правительство стало реагировать и там начались действительно кровавые уличные беспорядки. Напомним, что это была весна 1938 года (а договор был подписан 30 сентября). А что же при этом делал Советский Союз?

Советский Союз 10 раз заявлял со всевозможных трибун (Лиги наций и т.п.) о своей поддержке Чехословакии. Нарком иностранных дел Литвинов громил позором соглашателей англо-французов, громил Германию… Заметим, что на тот момент это была страна, в которой коммунисты самым беззастенчивым образом злоупотребляли возможностями демократического государства и гуляли там просто «как по буфету». Это не скрывалось, печатались огромными тиражами брошюры и т.п. Например, идет заседание пражского парламента, и там кто-то спрашивает у коллеги Готвальда (руководителя чешской компартии): «Коллега Готвальд, вы вроде бы в Москве находитесь больше, чем в Чехославакии. Где ваши избиратели и вообще где вы?» В ответ тов. Готвальд отвечает (все это запротоколировано на заседании парламента!): «Мы, коммунисты, собираемся сломать хребет чешской буржуазии, а в Москве находится наш пролетарский штаб. А советские товарищи знают, как надо ломать хребет буржуазии, поэтому мы туда ездим учиться…». В мае 1938 года нарком Ворошилов говорил послу Чехословакии в СССР: «Красная армия готова прийти на помощь Чехословакии независимо от того, согласится ли Польша или Румыния на пропуск советских войск». То есть, если что, мы будем с боем ломиться к вам на помощь. Чехи проводят мобилизацию. Немцы сдают чуть назад. К осени ситуация обостряется, ведутся переговоры о переброске советской авиации на чешские аэродромы. И тут нельзя не упомянуть Румынию в связи с тем, что кратчайший путь в Чехословакию лежит через нее, а вовсе не через Польшу. Чешский историк Иван Пфафф о тех событиях написал книгу «Советская измена», в которой утверждает, что в результате переговоров Румыния неофициально согласилась на пропуск советских войск. К сентябрю 1938 г. ситуация накаляется до предела: немцы все жестче предъявляют свои требования, чехи шлют запросы Сталину: когда же произойдет обещанная переброска советских самолетов на чешские аэродромы? (2 года назад были рассекречены документы того времени, а именно докладная записка Сталину, где Ворошилов подробно описывает какие авиаполки можно перебросить в Чехословакию, 1 эшелон, 2 эшелон, места дозаправки, конкретные аэродромы и т.п.) То есть шла реальная подготовка, и чехи об этом знали.

Наступает 26 сентября 1938 года. В 2 часа ночи будят польского посла в Москве. В 3 часа ночи ему на Смоленской площади вручают бумагу: «Советское правительство узнало, что Польша намеревается вторгнуться в Чехословакию и захватить ту самую Тешинскую область. Советское правительство заявляет, что если Польша сделает хоть один шаг через чешскую границу, то Советский Союз будет считать себя свободным от обязательств по советско-польскому пакту о ненападении». Проще говоря, это уже был ультиматум с угрозой войны. Президент Чехословакии Бенеш объявляет всеобщую мобилизацию. Согласно докладу советского посла С. Александровского на улицах Праги небывалый подъем, демонстрации с портретами Сталина, машину советского посла буквально на руках несут к президентскому дворцу, поют гимн, кричат «Слава т. Сталину!», «Советский Союз с нами!» Все готовы с помощью Советского Союза дать отпор немецкой агрессии.

После чего 62 часа – полный разрыв связи с Москвой! Чешский посол З. Фирлингер не может в Москве связаться ни с кем в наркомате иностранных дел. В Праге Александровский не получает из Москвы никаких ответов на свои запросы, Бенеш не может связаться с советской столицей. Советский Союз просто исчезает на эти 62 часа. В Мюнхене собирается конференция, Гитлер предъявляет требования, Англия и Франция соглашаются, подписывается Мюнхенское соглашение. Чехи поставлены перед выбором: или они принимают этот диктат, или они начинают воевать с Германией, не имея помощи от Англии и Франции, а Советский Союз исчез с радаров. Бенеш соглашается и все подписывает. Через 2 суток поляки пересекают границу и занимают небольшой участок (Тешинскую область).

Что же делает Советский Союз, который 5 дней назад заявлял полякам, что «если сделаете один шаг, то…»? Вы будете смеяться, но Советский Союз не делает ничего. А примерно через месяц, принимая польского посла, выпускает коммюнике «Стороны решили укреплять дружбу, сотрудничество… Нужно больше торговать с Польшей и т.п.». Германия не получает от Советского Союза ничего: ни разрыва дипотношений, ни отзыва посла, никакого протеста против оккупации части Чехословакии – ничего не произошло. Конечно, все это очень сильно подорвало моральный дух чехов, и в дальнейшем их взяли, что называется, «голыми руками» (формально оккупация всей страны состоялась в марте 1939 г.). Таковы факты.

Теперь я хочу высказать свое оценочное суждение, почему Советский Союз не выполнил своих обещаний.

На мой взгляд это очень важная история и Вторая мировая началась именно с Судетского кризиса. Несмотря на то, что архивы наши до сих пор закрыты, у нас есть великолепный документ, опубликованный еще в 70-е годы в 12-томном издании «История Второй мировой войны», где в качестве авторов было подписано почти все политбюро, тов. Гречко и десятки генералов, докторов советских наук. Цветная вкладка – карта «Подготовительные мероприятия по оказанию помощи Чехословакии». Смотрим эту карту и видим, что для оказания такой помощи Красная армия концентрируется около границ Польши и даже около границ Латвии. Хотя через Латвию, согласитесь, в ЧСР не кратчайший путь. И вызов польского посла тоже был реальным

Так вот моя гипотеза следующая. Сталин уже в 1938 г. имел намерения начать войну в Европе, и начаться она должна была в Чехословакии. То, что произошло в 1939-м, он хотел осуществить в 1938-м. То есть спровоцировать чехов на упорный отказ от компромисса, таким образом довести до реального военного конфликта между Чехословакией и Германией, в который должны вступить союзники ЧСР Франция и Англия. А Советский Союз, воспользовавшись тем казусом Бейли, который он создавал (тот самый ультиматум польскому послу), наконец-то сможет наказать Польшу за разгром, который Красная армия получила в 1918 году. Советская армия вторгается в Польшу (в тот момент она имела колоссальное превосходство по любым измерениям), с боем доходит до Чехословакии. Дальше можно только гадать, что произошло бы с Чехословакией в 1938 (а реально свершилось в 1948). То есть коммунисты убирают Бенеша, появляется красное правительство со всеми вытекающими. Притом, что это центр Европы… Но это уже совсем другая история и совсем другая война. Все это дело развалилось и рассыпалось из-за Мюнхенского соглашения. То есть я высказываю в качестве рабочей гипотезы, что англо-французы (Чемберлен и Даладье), сами того не догадываясь, сорвали грандиозный сталинский план по развязыванию и разжиганию войны в центре Европы. Сами того не ожидая.

Пакт Молотова-Риббентропа – это такая же попытка начать войну, только по-другому сделанная и оказавшаяся успешной. Почему успешной? А все потому, что на этот раз он взаимодействовал с другим партнером.

– Марк Семенович, прежде, чем перейти к пакту Молотова-Риббентропа, можно я вас остановлю. Вы говорите, что в 1938 г. Мюнхенское соглашение, подписанное Францией, Англией, Германией и Италией, фактически остановили сталинское наступление.

– Еще раз. Это моя гипотеза. Мюнхенское соглашение сорвало войну в Европе, которая планировалась Сталиным. Прежде всего он планировал сокрушить Польшу, войти в Чехославакию и, скорее всего, установить коммунистический режим. А в этой реальности судьба прибалтийских стран решалась бы автоматически.



Добавить комментарий

Войти через соцсети