Если люди богаты, страна в безопасности

И слово должно быть верным, и дело – решительным
Конфуций

Экономика России теперь переживает кризис на фоне спец-операции на Украине. Конфликт перерастает в глобальный. Верующие попадут в рай, другие религии обещают реинкарнацию. А как быть атеистам? Они живут в последний раз здесь и сейчас. И жертвы для них более чувствительны.

Военные действия требуют ресурсов. Инфляция в РФ в годовом исчислении будет от 15 до 18%. Ожидаемое падение производства до 8-10%. Это предполагает помощник президента М. Орешкин. Ну, мы его помним. Значит, реальные цифры будут больше в два раза. Сейчас управление экономикой сводится к тому, что решается вопрос, кому какие деньги выдать для «помощи». В лучшем случае то, что происходит в управлении экономикой, можно назвать либерально-попустительским методом. Российский вариант «laissez-faire» – ничегонеделания.

Практически официально объявлена война на уничтожение экономики РФ. Однако на этот раз объединенный Запад сделал методологическую ошибку, дающую редкую возможность сыграть в пользу России. То есть санкции (за исключением персональных) построены на основе идеологии меркантилизма. По мысли европейцев и вообще англосаксов, самое страшное для экономики – это остаться без денег. Все санкции направлены на лишение денег и имущества нашей доморощенной «элиты».

Сложилась ситуация, когда надо резко все менять в системе управления. Это касается не только вопросов «подбора» тех производств, от которых отказались зарубежные предприниматели. Они, конечно, капиталы (стоимость) вывели, но сами-то средства производства остались. Пример: фирма «Рено» ушла, но ее средства производства остались. И то, что они достались мэрии г. Москвы, означает неконституционное действие. Но «надо было» сделать. Еще интереснее, когда контрольный пакет акций достается проектному институту НАМИ. Это вообще, с точки зрения системы управления акционерными обществами, полный нонсенс. Современная Конституция РФ не позволяет осуществлять национализацию производства. Поэтому современная система управления совершенно не готова ни юридически, ни кадрово, ни ментально принять под свое управление брошенные предприятия. Но если посмотреть шире, то в условиях всеобщего давления потребуется национализации критических отраслей или предприятий. Кроме того, потребуется ускоренное создание некоторых производств и даже отраслей.

Под влиянием тотальных санкций надо переосмыслить цели экономики и отойти от идеи, что производство делается для зарабатывания долларов. Европа, отрубив себе поставки энергоресурсов (ради того, чтобы Россия не получала ее евры-доллары), перейдет в режим жесточайшей экономии всех ресурсов. Если будет холодная зима, то ее население начнет роптать. Это, возможно, приведет к великому переселению обратно в Африку. А возможно, и организует очередной «Дранг нах Остен» за энергетическими ресурсами.

А что делать в России? Вывод один – в очередной раз сменить парадигму менеджмента в целом. Понять, что и в условиях фактической автаркии надо строить современные производства, развивать новые науку и образование. А для этого надо создавать новую научную и техническую интеллигенцию. Это, конечно, процесс непростой и длительный. Современным Митрофанушкам во власти он непонятен. Сто лет назад эту задачу решила нищая послевоенная Россия путем жесткого управления. Это привело к ускоренному развитию науки и производительных сил СССР. К подобному результату объективно должна прийти и современная Россия ради своего геополитического выживания.

Россия в последнее время в силу доминирования меркантилистского подхода в экономике на первое место ставила экспортную ориентацию своей деятельности практически в ущерб своим интересам. Во всех программах развития, даже в медицинской, ставилась задача экспортной ориентации деятельности. Естественно, согласно меркантилизму, «в торговле делаются деньги – богат-

ство». На этом Запад и попытался поймать Россию своими санкциями.

Надеюсь, что в условиях автаркии высшему менеджменту страны придет в голову новое решение проблемы организации управления страной в целом. Требуется новая парадигма управления и соответствующая Конституция страны. Понятно, что действующая уже устарела и, по крайней мере, не отражает потребности сегодняшнего дня, т.е. не обеспечивает эффективного управления экономикой. И главное – в ней должна быть сформулирована цель государства как организующей системы управления, а также ответственность за ее недостижение.

В предыдущих статьях я, возможно, ошибался в рассуждении о порядке освоения мировых ресурсов, оставляя ресурсы России на последнее место после освоения ресурсов Африки и Южной Америки. Россия, похоже, по мысли «коллективного Запада» готова уже с сейчас обеспечивать Европу и окружающие страны по дешевке практически всеми энергоносителями. Все для этого у нас есть: готовность использования и наличие достаточной инфраструктуры, нищие российские (но уже технологически подготовленные) аборигены и компрадорская элита, готовая за зеленые бумажки отдавать ресурсы. Никому в мире не нужна Россия как высокоразвитая страна, экономика которой будет работать на благосостояние своего населения. Это уже «мировые ресурсы», и нечего их тратить на население России.

Сейчас Россия по мировым рейтингам – беднейшая страна, находящаяся на 67 месте из 83 исследованных стран. Гордиться нечем. Но она по дешевке продает все базовые ресурсы необходимые для жизни: и хлеб, и нефть, и газ (в последнее время подфартило), и энергию.

А как насчет того, чтобы в условиях тотальных санкций посмотреть на своих внутренних потребителей? Почему бы не направить все эти ресурсы на внутренний рынок? Цели первоначальные и естественные при правильной постановке вопроса: на снижение цен на бензин, на газификацию городов и деревень, на удобрения для своих полей, на жизнеобеспечение продуктами сельского хозяйства и животноводства.

Именно граждане своей страны должны быть в приоритете для руководства страны как потребители.

Именно в интересах роста их уровня жизни и создается такая организация как государство. Конечно, это не интересно для нашей компрадорской буржуазии.

По существу, конечная цель производства – это потребительная ценность, продукция для потребления. В связи с этим напомню идею А. Смита, изложенную в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин», главный герой которого:

Бранил Гомера, Феокрита;
Зато читал Адама Смита
И был глубокий эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И чем живет и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет.
Отец его понять не мог
И земли отдавал в залог.



Добавить комментарий

Войти через соцсети