Ассоциация прикладной эргономики

Название:
Ассоциация прикладной эргономики
Телефон:
(495) 677-68-68
E-mail:
evgeniy@tushkin.ru
Сайт:
www.tushkin.ru
Логотип компании "Ассоциация прикладной эргономики"


Публикации от компании

Все деньги происходят из головы, большие деньги родом из ясной головы, а самые большие деньги родом из ясной корпоративной головы. Вот эти головы я и делаю ясными в индивидуальном и корпоративном коучинге. Коуч - это лейка, поливающая древо проекта и садовника одновременно. Оба растут и плодоносят быстрее, чем без внешнего полива. Коучинг - это разговор знающего с самодвижущимся о лучшей дороге. Я делаю понятным то, что всем давно известно, но этим не могут пользоваться. Ученик для меня не сосуд для заполнения, а факел для воспламенения! Коучинг - это сеансы понимания смыслов происходящего и проектируемого с последующими разоблачениями.

Администрация есть, а управления нет и не было. Не было и в советские времена, не было и в постсоветские. Если мы договоримся управлением называть мобилизацию и координацию ВСЕХ ресурсов для достижения цели,то получится, что самый главный ресурс и не вовлекается в нынешнем городском администрировании. Не вовлекаются жители города. Поэтому-то и город убыточный (население убывает). Город как организация не имеет самого главного в организации

Инвестиционная непривлекательность российских "организаций" и "предприятий", созданных для зарабатывания хлебных денег и денег на джипы и коттеджи, очевидна уже всем, а не только иностранным инвесторам. Эти занятия, в результате которых "предприниматели" всегда очень заняты, в России сгоряча называют бизнесами

Всё, что нам досталось советского, - абсолютно инвестиционно не привлекательно. Что же произошло, почему разговоры об инвестиционной привлекательности российских проектов вдруг стали серьёзными? Появились инвестиционно привлекательные идеи, умения, оргструктуры? Чиновники стали меньше мешать предпринимательству?

Я напоминаю общую концепцию моего "исследования" читателей ВБ, которые по определению люди какого-то дела. В России упорно не прививаются науки и технологии о человеческих факторах эффективности труда, производства и управления. Не прививаются нигде - ни в оборонке, где это исторически необходимо и связано напрямую с катастрофами и гибелью экипажей, ни в строительстве павильонов и магазинов, где "всего лишь" выручка зависит от степени человекоориентированности проектирования систем "человек - среда - техника - орудия труда - предметы труда:".

Подошёл к логическому завершению второй этап моего"Дальневосточногопроекта". Ровно три года назад в марте 99 года в "ВБ" вышла моя первая статья "Как создать высокоэффективную организацию". Я был настроен конструктивно и продолжал, бывая во Владивостоке, объяснять то, что понял за длинную жизнь в эргономике процессов производства на передовых по тем временам фирмах электронной промышленности, на международных конференциях за рубежом, в московской среде профессионалов по организационному развитию. Отозвались встать на путь организационного развития всего нес- колько организаций, остальным мешает какая-то провинциальная дремучесть или особенности регионального управления, сделавшие из края "экономическую пустыню".

Завершён этап моего Дальневосточного проекта, когда я "по-хорошему" предлагал бизнесам и властям различных уровней крепко задуматься и заняться эффективностью своей деятельности. Я с полным на то основанием считаю российскую неэффективность в труде, производстве и особенно в управлении самоубийственной. Так жить нельзя и так жизнь долго продолжаться не может и не будет. Жизнь кончится. Жизнь не сможет долго терпеть российской детскости и простоты в сложной социально-ориентированной деятельности.

Говорят, что коровы так любят беременеть, что у них чаще, чем у других животных, случаются ложные беременности. Как определяют, ложная она или нет, мы рассматривать не будем, но ясно одно, кончаются эти надежды тем, что ни теленка, ни молока не будет, тогда как живот рос и радостные хозяева явственно прощупывали копытца теленка.

Качество в России сейчас не возможно, потому что для качественных процессов производства товаров и услуг до сих пор нет никаких предпосылок. Многие годы, анализируя отечественного производителя, я убедился, что от природы у большинства нет совести - жертвы атеизма всё же. Хозяйственной этике протестантов или староверов в атеистическом общественном сознании места нет. У некоторого процента есть, что то вроде богобоязни, распространяющейся на профессиональную деятельность, но они традиционно для России малограмотны в области совершенствования свой деятельности. Весь двадцатый век, начиная от Фредерика Тейлора стремящийся к цивилизации, выживающий и развивающийся своим трудом мир напряжённо совершенствовал методологию профессиональной деятельности, но у России был <свой путь> и поэтому она осталась девственной в этих <буржуазных> науках об эффективности и качестве.

Все чаще ловлю себя на том, что испытываю чувства лечащего врача, присутствующего на вскрытиии своего бывшего больного. Одно из чувств в этой палитре переживаний - "радость" от факта подтвердившегося диагноза, который оспаривали все, не желая признать смертельность заболевания и ссылаясь на неизменность внешнего вида больного. Россия всегда такой была, почему умрет? 25 лет я в эргономике, социологии и психологии труда, и все это время безуспешно пытаюсь объяснить российскому труду, производству и управлению, что по меркам цивилизованного мира - любая российская услуга, товар или бизнес-процесс - лишь заготовка для совершенствования с целью достижения конкурентоспособности. Тычу пальцем прямо в кретинизм российского труда, производства и управления. Либо отворачиваются, либо в непатриотичности попрекают, когда я успокаиваю себя и других тем, что здесь всегда так было и вообще Россия - пространство никогданичегонеполучаемости.


Добавить комментарий

Войти через соцсети