Игра – это зеркало, в котором могут найти отражение и стать проявленными скрытые стратегии, тормозящие эффективность сотрудников. Игра – это диагностика текущей ситуации и одновременно поиск и апробация новых вариантов решения. Опираясь на свой опыт игропрактика, я вижу их эффективность в решении бизнес-задач.


В настоящее время в обществе накапливается много тенденций на разделение, на выстраивание границ (1,5 метра между людьми в общественных местах, удаленная работа, локдаун, закрытые границы), даже введение QR-кода вызывает напряжение и делит общество надвое.


Часто бизнес инвестирует в искусство, чтобы помочь развиться и раскрыться талантам, получая при этом взаимную выгоду. Может ли искусство инвестировать в бизнес, взращивая в нем новое и расширяя его возможности?


Более 40% россиян столкнулись с эмоциональным выгоранием на фоне пандемии, многим пришлось перейти на новый режим работы, и они чувствуют себя более измотанными из-за необходимости привыкать к новому ритму. ВОЗ признала выгорание заболеванием.


Изучая «язык тела», обычно тренируют понимание и «чтение» телесных поз другого человека. Однако, пытаясь стандартизировать это понимание телесных предъявлений человека, мы упускаем их истинные смыслы, так как в действительности причины и способы самовыражения каждого уникальны и основаны на его личном опыте. В эмбодимент-практике мы, наоборот, обращаем внимание на ощущение, которое испытываем в той или иной ситуации. Только понимая собственные реакции и телесные паттерны, мы можем выстраивать важные и нужные нам телесные состояния для эффективного взаимодействия с собой и другими.


Неопределенность становится новой нормой XXI века. Как в ней жить и вести успешный бизнес? Единственное, на что мы можем опираться, – наше тело. Это то, чем мы управляем всегда. Мы вынуждены быстро принимать решения, которые обеспечивают стабильность нам и нашему бизнесу. Человек не контролирует меняющийся мир, но может контролировать свою реакцию на события в нем. Поэтому важно знание своих привычных реакций.


Стало ясно, что организацию бизнеса и собственную жизнь приходится перестраивать. Трудовая единица в организации – это живые люди. И то, как они себя чувствуют, влияет на то, как они готовы работать.


Несмотря на то, что пандемия нанесла серьезный удар предпринимательству, «перекрыть кислород» деловому сообществу все же не получилось. Один из примеров – быстрая и гибкая реакция на происходящее Центра развития предпринимательства города Владивостока. О том, как в условиях новой экономической реальности удалось оказывать поддержку малому и среднему бизнесу, в интервью «КД» рассказала директор МКУ «Центр развития предпринимательства» Елена Новгородова.


Уход ключевого сотрудника – головная боль и большие расходы для любой IT-компании. Прием на работу нового ведущего разработчика занимает примерно три месяца и стоит сотни рублей, тимлида – до полугода и до миллиона рублей.


Бродивший тогда по Европе призрак коммунизма забрел в Россию и перевернул с ног на голову социально-экономическое устройство вполне себе сильной страны. Самым драматичным было разрушение фундаментального права – права частной собственности. Пройдет еще много десятилетий, прежде чем будет понята эта ошибка. Впрочем, ошибкой это назвать нельзя. То было вынужденное решение в процессе перехвата власти большевиками.


Лид (lead) переводится с английского как «зацепка, улика, привязка». В русском языке самое близкое понятие к слову лид – это «потенциальный клиент», т.е. человек, который от своего имени или в качестве представителя компании проявляет некоторый интерес к продукции/услугам и в будущем может заключить сделку с продавцом.


Риск-менеджмент (управление рисками) – процесс принятия и выполнения управленческих решений, направленных на снижение вероятности возникновения неблагоприятного результата и минимизацию возможных потерь, вызванных его реализацией.


Последние 10 лет существенно обострилась борьба не только за потребителей, но и за один из основных активов компании – человеческий капитал. И здесь технологии брендинга заработали на всю свою мощь с поправкой, конечно, на свою специфику. HR-бренд и брендинг в этой войне за таланты играет одну из основных ролей. Он позволяет привлекать с рынка наиболее ценные кадры с наименьшими затратами, удерживать персонал и экономить на нем на за счет добавленной нематериальной ценности, дает возможность реализовывать всевозможные программы высокопотенциальным и обычным сотрудникам, осознанно управлять стратегией работы с людьми, системно доносить ключевые ценности компании до людей, повышать эффективность внутрикомандного взаимодействия, вовлекать их в новые проекты и многое, многое другое.


Позитивный имидж организации – обязательное условие для ее роста и процветания. Это особенно актуально в настоящее время, когда потребитель имеет возможность буквально в один клик получить всю необходимую информацию о бренде, сравнить его с конкурентами и сделать взвешенный выбор. Создание бизнес-имиджа вовсе не простой процесс, но, вне зависимости от масштабов предприятия, ему следует уделить должное внимание.


В нашей стране к талантливым людям всегда относились уважительно, снимая шляпу перед «левшами» из разных областей, способными в своем мастерстве оставить далеко позади коллег и занять недосягаемую вершину профессионального олимпа. Стремление и, главное, воплощенный в жизнь природный дар делать свое дело лучше остальных отводят таким людям совершенно особую нишу как в социально-экономической иерархии, так и в системе нравственных ценностей, обогащая духовный потенциал родного отечества, добавляя уникальные, неповторимые штрихи в его культурный код. Руководитель компании «Торговый дом ДАСК», основатель и идейный вдохновитель бренда LordEast Виктор Юрьев рассказал «КД» о своем видении таких людей, их роли в обществе и понятии профессионализма как особого качества, способного сделать человека счастливым.