Людоед с севера (2). Первые русские на Амуре

«Приели человек с пятдесят…»
Из признаний В. Пояркова следствию по возвращении в Якутск

Это имя хорошо знакомо многим дальневосточникам, кто хоть раз путешествовал по Амуру на круизном двухпалубном теплоходе «Василий Поярков» – легенде советских речных пассажирских перевозок. У народов, живших по берегам Амура 300 лет назад, есть и свои легенды, связанные с этим именем. Первое же появление Пояркова и его отряда на берегах главной реки Дальнего Востока обернулось пугающей драмой, которая на столетия запомнилась даже китайцам, в ту эпоху находящимся весьма далеко от Приамурья.

 

Алексей Николаевич Волынец, российский публицист, автор книги «Деревянные пушки Китая. Россия и Китай – между союзом и конфликтом»

Окончание.
Начало в КД №247, ноябрь 2020

Возвращение в Якутск

Обратный путь с Амура занял два года. Следующую зиму отряд Пояркова провел на тысячу верст восточнее, впервые в русской истории проплыв по всей реке от современного Благовещенска до устья. Зимовали в «Гиляцкой земле», то есть в районе поселений нивхов. Вдалеке от Зеи о людоедстве казаков Пояркова ничего не знали, а сами наученные горьким опытом первопроходцы накануне зимовки не пытались забирать у аборигенов меха, потому вторая зима их похода прошла мирно.

Летом 1645 года отряд Пояркова на речных лодках двинулся к северу вдоль побережья Охотского моря. За три месяца смогли добраться до реки Улья, где пятью годами ранее Иван Москвитин первым из русских вышел к водам Тихого океана. Здесь, на диком берегу, зимовали в третий раз, чтобы весной двинуться на запад к реке Лене.

В Якутск отряд Пояркова вернулся в июне 1646 года, спустя 35 месяцев после начала похода. Преодолев более 8000 верст, первопроходцы принесли с собой 497 соболей, первые сведения об Амуре и Сахалине, а также страшные рассказы о том, как людей «приели».

Якутский воевода, ужаснувшись, начал следствие. Но в итоге Пояркова за противное христианству поедание человеческого мяса наказывать не стали, сочтя, что на войне все средства хороши, а с личными грехами потом разберется Бог. Вообще первый поход на Амур русские власти сочли неудачным: меховой дани привезли мало, разочаровало и отсутствие в Приамурье источников серебра. Однако сведения о плодородных долинах «хлебной реки» были слишком важны, поэтому Пояркова из Якутска отправили с докладом в Москву.

На Дальний Восток человек, впервые проплывший вдоль всего Амура, более не вернулся – до конца жизни служил воеводой в крепостях на южных границах России. Судя по сохранившейся челобитной царю – «и душу свою сквернил», – амурские грехи Поярков помнил до самой смерти.

Помнили о том и на самом Амуре. Более того, как всякие необычные и пугающие вести, слухи об этом распространились гораздо шире, разрастаясь и приукрашиваясь. Когда спустя десятилетие после Пояркова на Амуре произойдут первые столкновения казаков с маньчжурами, там уже будут «знать» о том, что страшные люди с севера регулярно питаются человеческим мясом.

На эти ужастики наложилась высокая боеспособность русских пришельцев, когда горстка казаков долгие годы успешно противостояла многочисленным армиям маньчжурского императора. Маньчжуры в то время успешно завоевали весь Китай, но долго не могли справиться с казачьими острогами на Амуре.

«Прекратилось ли в России людоедство?»

Именно от маньчжуров слухи про страшное северное племя людоедов распространились по всему Китаю, попав и в первые китайские книги о русских. Такие легенды и сложившиеся этнические стереотипы весьма устойчивы: китайский миф о том, что русские едят людей, сохранялся несколько столетий и встречался при самых разных обстоятельствах.

Так, спустя два века, в 1876 году, очень далеко от Амура – в горах Синьцзяна – на переговорах китайских и русских военных генерал Цзо Цзунтан, в ту эпоху один из правителей Китая, вдруг огорошил нашу делегацию вопросом: «Прекратилось ли в России людоедство?» Глава русского посольства полковник Сосновский тогда не растерялся и невозмутимо ответил, что в Российской империи людоедство существует лишь в строго отведенных властью местах. Генерала Цзо, истинного конфуцианца, такой ответ полностью удовлетворил: если уж даже людоедство сумели обуздать, то, значит, государство в России крепкое. Члены же русской делегации позже долго гадали, откуда возник такой странный вопрос. Решили, что китайский генерал просто выкурил много опиума, а ранее что-то слышал о племенах «самоедов», как в ту эпоху называли в России северные племена ненцев и нганасанов. Про пугающие подробности первого русского похода на Амур в нашей стране тогда забыли. Впрочем, все позднейшие историки тоже предпочитали о некоторых деталях эпопеи Пояркова не писать или упоминать вскользь.

Последний раз китайские слухи о русском людоедстве были зафиксированы уже в XX веке, во время вооруженного конфликта СССР и маньчжурских генералов в 1929 году. Попавшие в наш плен неграмотные китайские крестьяне в солдатских шинелях ждали, что их съедят. Тогда в Советском Союзе сочли это результатом какой-то антисоветской пропаганды империалистов, не догадываясь, что слухи родились еще три века назад…

И все же, как ни странно, пугающий «людоедский» имидж сыграл в истории нашей страны скорее положительную роль. Вплоть до XX века Россия никогда не имела на Дальнем Востоке значительных сил. Но сложившийся еще в XVII столетии образ чрезвычайно боеспособных и диких «людоедов» следующие двести лет заставлял правителей многолюдной Китайской империи осторожно относиться к своему северному соседу.

 



Добавить комментарий

Войти через соцсети