Журнал лидеров Приморского бизнеса
Ежемесячный бизнес-журнал для руководителей
Журнал лидеров Приморского бизнеса

Невозможно быть одновременно профессионалом во всех областях бизнеса. Но можно прочесть, что пишут твои коллеги из журнала, который с 1998 года выстраивает коммуникационную площадку для прямого обмена полезной информацией между руководителями.

КД-онлайн  Консалтинг   Клуб директоров   Подписка   О нас   Прайс  
Поиск
Расширенный поиск
Архив журналов
Классификатор
Регион
Консалтинг
Финансы
Внешне экономическая деятельность
Право
Безопасность
Страхование
Строительство Недвижимость
Производство
Рыбный базар
Экология и бизнес
Торговля
Сервис и услуги
Перевозки
ПроДвижение
Справочники
Телекоммуникации
Полиграфия
Наука, образование, медицина
Туризм, спорт, отдых
Ипподром
Бизнес и культура
Справочники
Адвокаты Владивостока
Адвокаты Края
Нотариусы Владивостока
Нотариусы Приморья
Выставка
Фотография
Живопись
АртМагазин
Расписания
Авиалинии
Движения автобусов

Дальневосточный Государственный Технический Университет
(4232) 260-155
festu@festu.ru



100 ЛЕТ ПУШКИНСКОМУ ТЕАТРУ И 90 ЛЕТ ИНЖЕНЕРНОМУ ДВГТУ
Осенью 2008 г. исполняется 90 лет инженерному образованию на Дальнем Востоке и 100 лет Пушкинскому театру. ДВГТУ планирует подготовить к юбилейным датам выставки в Доме-музеев ДВГТУ и непосредственно в Пушкинском театре.
Ученый совет и Ассоциация друзей и выпускников ДВГТУ обращается к неравнодушным жителям Владивостока и Приморского края с просьбой предоставить материалы к открытию этих выставок.
Обращаться по тел. 22-15-26, 26-75-84 к президенту ДВГТУ Г.П. Турмову по адресу Пушкинская, 27, каб. №4
или по тел. 45-08-79 к директору Дома-музеев В.И. Филоненко по адресу Аксаковская, 12А.


ХИМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)


Веймарн (фон) Петр Петрович, ректор Уральского горного института (1915-1919), ректор Владивостокского государственного политехнического института (1920-1922)
Веймарн (фон) Петр Петрович, ректор Уральского горного института (1915-1919), ректор Владивостокского государственного политехнического института (1920-1922)

После того как я закончил работу над непридуманной историей о ректоре Владивостокского политехнического института, об учёном с мировым именем, профессоре П.П.фон Веймарне, и она прозвучала на радио, я совершенно неожиданно получил письмо, обратный адрес на котором был написан на английском языке.

Письмо пришло из города Кобэ, в котором я не был, а только проезжал мимо несколько раз по дороге в аэропорт г. Осака и в г. Тоттори.

С некоторым недоумением я вскрыл конверт и прочитал:

«Уважаемый г-н Турмов!
Это пишет Охаси из города Кобэ, Япония. Мы с Вами познакомились на симпозиуме, посвящённом жидкому кристаллу в г. Тоттори в конце октября сего года. Тогда Вы рассказали мне об одном великом химике Петре Веймарне, похороненном на кладбище для иностранцев в г. Кобэ, где я живу. В ноябре я случайно попала на кладбище и нашла его могилу. При сём прилагаю фотографии. Включите, пожалуйста, в Вашу коллекцию.

С уважением, Охаси»

И я вспомнил тёплые осенние дни в городе Тоттори, куда я прибыл для участия в профессорском собрании вузов стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Кроме того, мне предстояло выступить на конференции, на которой обсуждались вопросы подготовки кадров высшей квалификации для промышленности, в том числе и при производстве жидкокристаллических материалов, в вузах Японии, России, Китая, Кореи, Монголии.

Переводчицей на этой конференции и была госпожа Охаси, худенькая, даже, можно сказать, хрупкая женщина, хорошо, практически без акцента говорившая на русском языке. Когда она назвала свою фамилию и сказала, что она живёт в городе Кобэ, я тут же вспомнил о профессоре Петре Петровиче Веймарне, ректоре Владивостокского политехнического института в 1920-1922 гг.

могила П.П. фон Веймарна
могила П.П. фон Веймарна

В своё время он был ректором Екатеринбургского горного института. После эвакуации во Владивосток в 1919 г. группы сотрудников и студентов этого института произошло слияние Владивостокского политехнического института и Екатеринбургского горного. Петр Петрович фон Веймарн стал ректором объединённого вуза.

Фон Веймарн эмигрировал в Японию в 1922 году сразу же после окончания гражданской войны на Дальнем Востоке.

В начале 30-х Пётр Петрович тяжело заболел и ему порекомендовали поехать на лечение в Китай, в город Шанхай. Он умер там во время операции. Прах его перевезли в Японию и захоронили на кладбище для иностранцев в г. Кобэ.

На фотографии, которую прислала госпожа Охаси, запечатлена могила П.П. фон Веймарна, надгробие которой выполнено, по всей видимости, из мрамора и гранита. Венчает памятник католический крест, а на лицевой части надпись: «Пётр Петрович фон Веймарн. Действительный статский советник. Горный инженер. Профессор химии».Ниже - дата и место рождения, дата и место смерти.

Из фотографии видно, что за памятником хорошо ухаживают: вокруг много зелёных насаждений и цветов.

Вообще-то каждая поездка в Японию открывала для меня новые и неизвестные страницы истории, такой далёкой и такой близкой.

Вот и в этот раз, когда госпожа Охаси переводила мой доклад на конференции в г. Тоттори, я не ожидал, что, кроме полученного письма от неё, я узнаю ещё что-нибудь новое о том же Петре Петровиче Фон Веймарне.

Осенью прошлого года я вылетел рейсом Владивосток - Тояма, где меня встречал представитель префектуры Тоттори, знавший русский язык так же, как я японский, и не знавший английского языка совсем. Но ничего, как-то мы с ним поладили, объяснились и добрались до железнодорожного вокзала, откуда отходил поезд до города Кобэ, где мы должны были сделать пересадку. В Кобэ к нам подсел переводчик, стало легче общаться. Мимо вагонных окон проплывали знакомые по прежним поездкам картинки обыденной японской жизни: аккуратные, точно игрушечные, домики деревень, громады стеклобетонных городских зданий, геометрические нарезы рисовых чеков. Обессилевшие за лето речки, местами превратившиеся в ручейки, плавно обтекали камни и валуны, устремляясь к далёкому морю

А я рассказывал своим спутникам о русском профессоре П.П. Фон Веймарне, который более десяти лет работал на благо японской науке.

Я думал, что слушатели внимают мне больше из уважения, подрёмывая в уютных креслах вагона поезда Синкосен (т.е. скоростного), мчавшего нас в город Тоттори. Я ещё раз подивился возможностям японской техники. Обычно межвагонные стеклянные двери открывались при подходе к ним пассажира, а в нашем поезде они открывались после того, как пассажир прикладывал руку к дверям в обозначенном месте.

На следующий день после приезда японец, встречавший меня в Тояме, передал мне листок факсовой бумаги, на котором были сведения о японских учёных в области химии. В самом верхнем левом углу я рассмотрел надпись на немецком языке Пётр Петрович фон Веймарн (1879-1935) и его портрет, весь остальной текст был на японском языке.

С помощью переводчика я выяснил, что эти сведения получены с сайта научно-химического общества Японии.

Перевод текста я получил уже перед самым вылетом из Тоямы, потому что переводчику надо было заглянуть в Интернет, так как он затруднялся в переводе специальных терминов. Этот перевод я и привожу дословно.

«Веймарн был учёным коллоидной химии в России, и существует даже такой закон - закон Веймарна, согласно которому коллоид - это универсальное состояние материи. Он был открыт в 1906 году и принёс Веймарну популярность. Убегая от российской революции, Веймарн через Владивосток бежал в Японию благодаря покровительству Икэда Кикунаэ из Токийского университета (1921 г.).
В Киотском университете, благодаря профессору Дайко Юкичи, и позже - в Осакской технологической лаборатории, Веймарн возглавлял кафедру коллоидной химии. Здесь он воспитывал молодых учёных и занимался наукой о дисперсных веществах. В Японии было опубликовано более 130 его работ.
Из-за болезни он в 1931 году ушёл из Осакской лаборатории, лечился дома в Кобэ и умер в Шанхайском госпитале (1935 г.). Его останки захоронены на иностранном кладбище в Кобэ».

Я заметил, что в тексте была ошибка: Веймарн уехал из Владивостока в Японию в 1922 году.

Интересно, что до революции ректоры высших учебных заведений имели пожизненный чин или класс действительных статских или тайных советников, что соответствовало по табели о рангах того времени званиям генерал-майора (контр-адмирала) и генерал-лейтенанта (вице-адмирала).

Всего чинов (классов) было четырнадцать. Самый нижний (четырнадцатый) соответствовал классу коллежский асессор, а самый высший (первый) - канцлера. Класс ректора стоял по государственной значимости на 3-4-м местах.

Уже в наши дни на одном из съездов ректоров, где присутствовал и я, было решено направить в правительство прошение о введении для ректоров звания государственного служащего - действительного статского советника, т.е. возвратить табель о рангах или, по-современному, реестр должностей на круги своя.

Разработанные Положения и все необходимые документы при единодушной поддержке делегатов съезда были переданы министру Валентине Ивановне Матвиенко, которая присутствовала тогда на съезде как представитель Правительства России. Но вскоре Валентину Ивановну избрали губернатором Санкт-Петербурга и все предложения Союза ректоров благополучно и безвозвратно затонули в бюрократических глубинах.


К ЭТОЙ СТАТЬЕ ЕЩЕ НЕТ КОММЕНТАРИЕВ
Ваш комментарий
Ваше имя:

Введите число:

Осталось знаков:700
Русское зарубежье

Опрос
Есть ли у вас свой сайт и устраивает ли вас его состояние на данный момент?
Да есть, состояние устраивает
Да есть, состояние не устраивает
Нет сайта, но хотелось бы сделать
Для ведения бизнеса мне сайт не нужен
Разработка и продвижение сайтов

Топ статей
Заполним анкету, господа!
Закон Парето может озолотить
Особенности национальной работы и эргономика
Поступление иностранных инвестиций в Приморье
Финансовый анализ предприятий в России
Услуги зарубежных страховых компаний в России
История одного барреля
Гешефты от Нориты
История русской кухни
Ипотека вчера, сегодня или завтра
Рассылка новостей
Реальная экономия на междугородней связи!

Copyright © 2002-2014 Клуб Директорв Developing by Web-Director bazar454070@yandex.ru
Hide|Show