Журнал лидеров Приморского бизнеса
Ежемесячный бизнес-журнал для руководителей
Журнал лидеров Приморского бизнеса

Невозможно быть одновременно профессионалом во всех областях бизнеса. Но можно прочесть, что пишут твои коллеги из журнала, который с 1998 года выстраивает коммуникационную площадку для прямого обмена полезной информацией между руководителями.

КД-онлайн  Консалтинг   Клуб директоров   Подписка   О нас   Прайс  
Поиск
Расширенный поиск
Архив журналов
Классификатор
Регион
Консалтинг
Финансы
Внешне экономическая деятельность
Право
Безопасность
Страхование
Строительство Недвижимость
Производство
Рыбный базар
Экология и бизнес
Торговля
Сервис и услуги
Перевозки
ПроДвижение
Справочники
Телекоммуникации
Полиграфия
Наука, образование, медицина
Туризм, спорт, отдых
Ипподром
Бизнес и культура
Справочники
Адвокаты Владивостока
Адвокаты Края
Нотариусы Владивостока
Нотариусы Приморья
Выставка
Фотография
Живопись
АртМагазин
Расписания
Авиалинии
Движения автобусов

Дальневосточный Государственный Технический Университет
(4232) 260-155
festu@festu.ru



ЕЩЕ ОДНА ЯПОНСКАЯ ИСТОРИЯ


Однажды генеральный консул Японии во Владивостоке обратился ко мне с просьбой устроить фотовыставку префектуры Симанэ, которая и состоялась в Пушкинском театре ДВГТУ в начале 2006 г. На ее открытии присутствовали работники консульства Японии во главе с генконсулом, наши студенты и преподаватели японского отделения Восточного института ДВГТУ. Среди материалов выставки были и такие, которые отражали события Русско-японской войны 1904-1905 гг., что, естественно, привлекло мое внимание.

Целый раздел был посвящен эпопее транспорта «Иртыш», бывшего парохода «Бельгия», закупленного Россией в 1904 г. и включенного в состав 2-й Тихоокеанской эскадры адмирала Рожественского.

Во время Цусимского боя 28 мая 1905 г. транспорт получил многочисленные повреждения и затонул (по некоторым данным, был затоплен командой) в 2-3 милях от побережья префектуры Симанэ у деревни Ваку (кстати, во многих справочниках почему-то указывается, что транспорт «Иртыш» затоплен у берегов Кореи).

Тем временем команда «Иртыша» в полном составе (256 человек) устремилась на шлюпках к спасительному песчаному берегу. О том, что это русский корабль, местные жители узнали лишь по российским флагам на шлюпках.

Сначала обитателей деревни Вагу охватила паника. Они решили, что русские войска высадили десант и атакуют японское побережье. В спешном порядке женщины и дети были эвакуированы в глубь побережья к сопкам. После высадки русских моряков, которые не предпринимали никаких враждебных действий по отношению к жителям, японцы вначале стояли отдельными группками поодаль, наблюдая за врачом, оказывающим помощь раненым. Затем стали подходить ближе, разводить костры и готовить еду. В благодарность за это русские моряки дарили японцам часы и делились запасами провианта.

Прошло время. Почти все спасенные русские моряки смогли вернуться на родину, «где до сих пор проживают их внуки». Эту фразу я позаимствовал из буклета выставки.

Деревня Ваку вошла в состав г. Гоцу, в котором ежегодно проводятся торжественные мероприятия в честь событий более чем столетней давности. В Доме культуры Ваку образован музей, посвященный морякам с транспорта «Иртыш». Фотографии экспонатов музея и легли в основу фотовыставки, организованной префектурой Симанэ и генеральным консульством Японии во Владивостоке. На изящно оформленных фотографиях запечатлены судовые фонари, каски, винтовки, другие предметы с транспорта «Иртыш». Особенно трогательна фотография семьи Фукума, представительница которой держит в руках табличку с именем покойного русского моряка, за чьей могилой ухаживает эта семья. Всего в префектуре Симанэ известны 17 мест, где покоится 21 русский военный.

После окончания работы выставки ее материалы были переданы ДВГТУ и экспонируются в настоящее время в нашем музее.

Буквально через месяц я был командирован в г. Тоттори для участия в работе Профессорского собрания из университетов пяти стран (Японии, России, Китая, Кореи, Монголии). Мне предстояло из Ниигаты лететь до Осаки, там переночевать и на следующий день на поезде проследовать в г. Тоттори.

В Осаке меня встречали два японца, уже знакомые по их работе в генеральном консульстве во Владивостоке. Поздно вечером мы поужинали в недорогом крошечном кафе, и один из них подарил мне набор открыток с видами Тоттори. Дело в том, что в пригороде этого города, на побережье Японского моря, природа создала что-то вроде мини-пустыни с песчаными дюнами. Японцы немного изъяснялись по-русски и рассказали, что недалеко от этих дюн установлен обелиск в память о захоронении русских морских офицеров, тела которых были найдены японскими рыбаками в море после Цусимской трагедии в июне 1905 г.

В стерильно чистом вагоне скоростного поезда, наблюдая через оконное стекло за жизнью трудовой Японии, я уже в который раз удивлялся геометрической четкости рисовых чеков, ухоженности деревень и городов, мини-размерами кажущихся игрушечными домиков, собранных как будто из кубиков известной еще из детства увлекательной игры.

Несмотря на спрессованность времени, мне все-таки удалось побывать на песчаных дюнах и упросить гостеприимных хозяев показать обелиск русским военным морякам.

Погода стояла пасмурная, с утра моросил мелкий надоедливый дождик. Дюны меня не впечатлили: песок, он и в Африке песок. Хотя удивительно другое - величаво шествующие верблюды, жующие вечную жвачку, прикрывая тяжелыми веками безразличные ко всему миру глаза. Если бы не прохладная, дождливая погода да своеобразный облик туристов, то можно было бы представить, что находишься где-нибудь в Египте. Я рассказал японцам (при помощи переводчицы, конечно) о том, как в Египте, получив два доллара с туристов (обычно русских) за поездку верхом на верблюде, владельцы требуют с них уже десять, чтобы ссадить обратно на песок. Не поняв комичности ситуации, японцы дружно заверили, что у них такого не бывает, потому что для того чтобы прокатиться на верблюде, надо купить билет.

Километров через пятнадцать от японской «пустыни» мы подъехали к обрывистому и каменистому, поросшему редкой растительностью берегу. У одной из расщелин, круто уходящих вниз, была устроена небольшая автостоянка. Далеко внизу спокойно плескалось море, напоминая родные места рядом с нашим спортлагерем «Политехник», расположенным на берегу Уссурийского залива.

На небольшой видовой площадке, чуть выше автостоянки, был установлен стенд с надписями на русском и японском языках, а вниз уходили крутые пролеты лестниц с деревянными ступеньками. Спустившись вниз и перебравшись по каменным подобиям ступенек через небольшую скалу, мы увидели маленький заливчик, треугольником втиснувшийся между почти отвесных скал. На одной из них находился невысокий памятный столбик. К монументу синей широкой лентой была прикреплена черная корзина с алыми розами. Напротив него на естественной каменной плите выбиты иероглифы, а между ними установлен стенд с надписями на японском и русском языках.

На стенде верхней площадки я прочитал следующее:
«В ЧЕСТЬ ПРОВЕДЕНИЯ 7-го САММИТА АДМИНИСТРАЦИЙ РЕГИОНОВ БАССЕЙНА ЯПОНСКОГО МОРЯ ПО ВОПРОСАМ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБМЕНА И СОТРУДНИЧЕСТВА ИНФОРМАЦИЯ О ПАМЯТНИКЕ НА МЕСТЕ, ГДЕ БЫЛИ ОБНАРУЖЕНЫ ТЕЛА РОССИЙСКИХ ВОЕННО-МОРСКИХ ОФИЦЕРОВ».

27 мая 38 года эпохи Мэйдэн (1905 г.) завершились военные действия в Японском море. Примерно через три недели после этих событий двое рыбаков из бывшей деревушки Тадзири в открытом море в 20 километрах от гавани Тадзири обнаружили тела двух российских военно-морских офицеров и отвезли их в гавань деревушки. Говорят, что тогда были и противники такого поступка. Однако были и другие мнения. Многие говорили, что раз уж эти люди умерли, то было бы уважительно по отношению к их памяти похоронить их и отслужить панихиду. Эти слова вызвали сочувствие в сердцах людей, и тела двух офицеров были похоронены по всем правилам на взморье с белым песком, обмываемом синими морскими волнами и окруженном зелеными соснами.

После окончания Русско-японской войны и установления мирных отношений с Россией приехали предполагаемые родственники этих офицеров, и останки погибших были перевезены на их родину в Россию и перезахоронены.

В районе Тадзири, в местечке Цубакидани, усилиями ныне покойного г-на Савада Рэйдзо (Мэйдзи 21 г. (1888) - Сева 45 г. (1970)), уроженца местечка Урадомэ уезда Ивами и бывшего представителя Японии в ООН, в 37 году эпохи Сева (1962 г.) недалеко от того места, где были обнаружены тела погибших офицеров, был установлен обелиск с памятной надписью, символизирующий человеколюбие жителей деревушки Тадзири тех лет

«10.11.2000
ПРИМОРСКИЙ КРАЙ (РОССИЯ)
ПРЕФЕКТУРА ТОТТОРИ (ЯПОНИЯ)».

Фамилии русских моряков не удалось отыскать ни в мэрии города Тоттори, ни в том местечке, где был установлен мемориал.

Правда, японцы пообещали узнать все, что можно, и сообщить об этом позднее.

Что ж, будем ждать!


К ЭТОЙ СТАТЬЕ ЕЩЕ НЕТ КОММЕНТАРИЕВ
Ваш комментарий
Ваше имя:

Введите число:

Осталось знаков:700
Русское зарубежье

Опрос
Есть ли у вас свой сайт и устраивает ли вас его состояние на данный момент?
Да есть, состояние устраивает
Да есть, состояние не устраивает
Нет сайта, но хотелось бы сделать
Для ведения бизнеса мне сайт не нужен
Архив журнала в PDF-формате

Топ статей
Заполним анкету, господа!
Закон Парето может озолотить
Особенности национальной работы и эргономика
Поступление иностранных инвестиций в Приморье
История одного барреля
Услуги зарубежных страховых компаний в России
Гешефты от Нориты
Финансовый анализ предприятий в России
История русской кухни
Ипотека вчера, сегодня или завтра
Рассылка новостей
Copyright © 2002-2014 Клуб Директорв Developing by Web-Director bazar454070@yandex.ru
Hide|Show