Журнал лидеров Приморского бизнеса
Ежемесячный бизнес-журнал для руководителей
Журнал лидеров Приморского бизнеса

Невозможно быть одновременно профессионалом во всех областях бизнеса. Но можно прочесть, что пишут твои коллеги из журнала, который с 1998 года выстраивает коммуникационную площадку для прямого обмена полезной информацией между руководителями.

КД-онлайн  Консалтинг   Клуб директоров   Подписка   О нас   Прайс  
Поиск
Расширенный поиск
Архив журналов
Классификатор
Регион
Консалтинг
Финансы
Внешне экономическая деятельность
Право
Безопасность
Страхование
Строительство Недвижимость
Производство
Рыбный базар
Экология и бизнес
Торговля
Сервис и услуги
Перевозки
ПроДвижение
Справочники
Телекоммуникации
Полиграфия
Наука, образование, медицина
Туризм, спорт, отдых
Ипподром
Бизнес и культура
Справочники
Адвокаты Владивостока
Адвокаты Края
Нотариусы Владивостока
Нотариусы Приморья
Выставка
Фотография
Живопись
АртМагазин
Расписания
Авиалинии
Движения автобусов

Клуб Директоров, издательство
(423) 245-40-70, 245-08-78
www.bazar2000.ru



БАРОН УНГЕРН


Унгерн любил войну, как другие любят карты, вино и женщин

Барон Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг родился 29-го декабря 1885-го года в Граце (Австрия) в семье балтийских аристократов, живших в Эстонии. Его род восходит, по меньшей мере, к XIII веку. Два его предка, по достоверным данным, принадлежали к Рыцарям Тевтонского Ордена и пали от рук поляков.

Из рассказов самого барона, его дед принял буддизм в Индии, после чего буддистами стали его отец и он сам. Барон закончил гимназию в Ревеле, кадетскую школу, а затем Павловское пехотное училище в Петербурге, откуда в 19О9 году его по личной просьбе направили в казацкий корпус в Читу.

После начала восстания монголов против Китая Унгерн подает прошение о разрешении поступить добровольцем в монгольские войска (в июле 1913 г.). В результате назначается сверхштатным офицером в Верхне-удинский казачий полк, расквартированный в г. Кобдо.

По версии барона Врангеля, фактически барон Унгерн служил в монгольских войсках. В Монголии Унгерн изучает буддизм, монгольские язык и культуру, сходится с виднейшими ламами и, возможно, узнает практику преображения Махакалы. Гневное, свирепое божество, стоящее на защите буддизма, не знает жалости к врагу. На храмовых росписях коронованный пятью черепами Махакала изображается по колено в крови; на левой руке висит лук, в пальцах сжимает сердце и почки врагов; правой рукой, испускающей пламя, он держит меч, упираясь им в небо. Рот свирепо открыт, четыре острых клыка обнажены, брови и усы пламенеют, как огонь при конце мира. Вокруг лежат кости врагов буддизма.

После Монголии Роман Федорович оказывается в Европе, находит любовь и трагически теряет ее во время крушения судна. Самому ему удалось спастись лишь чудом. С тех пор барон никогда уже не был таким, как прежде. Отныне он не обращал никакого внимания на женщин. Стал предельно аскетичен во всем и невероятно, нечеловечески жесток. Юлиус Эвола в своей рецензии на книгу Краутхоффа писал: «Великая страсть выжгла в нем все человеческие элементы, и с тех пор в нем осталась только священная сила, стоящая выше жизни и смерти». Водоворот Мировой войны втянул его, и он вышел из него с честью.

Был награжден пятью орденами: Св. Георгия 4 ст., орденом Св. Владимира 4 ст., орденом Св. Анны 4 й и 3-й ст., орденом Св. Станислава 3-й ст. и именным оружием за храбрость и самоотверженность.

В 1918 году Унгерн формирует Конно-Азиатскую дивизию, становится генералом и под командованием атамана Семенова ведет военные действия в Даурии против Красной Армии и китайских гаминов (революционеров).

В Даурии власть Махакалы была абсолютной. Дисциплина поддерживалась чрезвычайно жестокими методами. Телесные наказания были нормой. Самой распространённой экзекуцией стали «бамбуки» - избиение палками, при котором от тела наказуемого отваливались куски мяса. Дезертиров, саботажников, вороватых торговцев забивали насмерть. Трупы не хоронили. Их отвозили в сопки и оставляли на поживу зверям. С наступлением темноты окрестности Даурии, а позже Урги оглашались жутким воем волков и одичавших собак. Их не боялся только фон Штернберг. Барон любил в одиночестве гарцевать по сопкам, где всюду валялись черепа, скелеты и гниющие части обглоданных зверьём тел.

Вскоре неуправляемость барона и его буйный нрав привели к тому, что атаман Семенов публично отрекся от Унгерна и обнародовал следующий приказ: «Командующий Конно-Азиатской дивизией генерал-лейтенант барон Унгерн-Штернберг за последнее время не соглашался с политикой главного штаба и, объявив свою дивизию партизанской, ушел в неизвестном направлении. С сего числа эта дивизия исключается из состава вверенной мне армии».

Отныне барон мог действовать, не выполняя чьи-то приказы, а прислушиваясь лишь к голосу своего сердца. Чтобы никто не сомневался в его намерениях, Унгерн издал что-то вроде манифеста: «Я не знаю пощады. Мы боремся не с политической партией, а с сектой разрушителей современной культуры. Почему же мне не может быть позволено освободить мир от тех, кто убивает душу народа? Против убийц я знаю только одно средство - смерть!»

В начале 1921 года Азиатская казачья дивизия перешла границу Монголии и заняла позиции на подступах к столице - Урге (ныне Улан-Батор). Урга была занята китайцами. Во дворце содержался под стражей Богдо-гэген, живой Будда, под давлением врага отрёкшийся от престола.

Сразу китайцев выбить не удалось. 12-тысячный гарнизон регулярной армии пополнился тремя тысячами мобилизованных горожан. Двухтысячная дивизия Унгерна таяла в ходе отчаянных зимних боёв. Однако благодаря полководческому таланту фон Штернберга, враги буддизма были повержены. 1 февраля 1921 года столицу удалось взять. 26 февраля состоялась коронация Богдо-гэгена. Унгерн получил от восстановленного монарха ханский титул, доступный лишь чингизидам по крови: «Возродивший государство великий батор, командующий». А также одарен был личным, с пальца богочеловека, рубиновым перстнем со священным знаком «суувастик».

Снова защищать буддизм Унгерну пришлось через несколько недель. На Ургу двинулся десятитысячный корпус генерала Чу Лицзяна. Махакала выступил навстречу, имея пять тысяч ополченцев, не желающих возвращения китайцев. Cостоялось крупнейшее за последние двести лет сражение на территории Монголии. В чистом поле сошлись пятнадцать тысяч человек. На вершине близлежащей сопки кружился ургинский лама, заклиная гневных богов и духов местности помочь в бою. Духи помогли. Барон, водивший своих ополченцев в атаку, даже не был ранен. Потом на седле, чересседельных сумах, сбруе, халате и сапогах Унгерна насчитали более семидесяти следов от пуль. Китайцы были обращены в бегство. С приходом Махакалы для Монголии закончилось иго «гаминов» (от китайского «гэмин» - революция), то есть революционеров, которых барон Унгерн, мечтавший о реставрации династии Цин, люто ненавидел...

Продолжение следует
Редакция «ВБ» благодарит за предоставленные материалы Владимира Терновенко,
директора Сихотэ-Алиньского института Восточных медицинских традиций.

КОММЕНТАРИИ ЧИТАТЕЛЕЙ К СТАТЬЕ:


26 May, 2011 08:00
Юр.Хиб.
Володя,младший у меня заикается.Можешь помочь?Khiblin_043@mail.ru
 
Ваш комментарий
Ваше имя:

Введите число:

Осталось знаков:700
Русское зарубежье

Опрос
Есть ли у вас свой сайт и устраивает ли вас его состояние на данный момент?
Да есть, состояние устраивает
Да есть, состояние не устраивает
Нет сайта, но хотелось бы сделать
Для ведения бизнеса мне сайт не нужен
Разработка и продвижение сайтов

Топ статей
Заполним анкету, господа!
Закон Парето может озолотить
Особенности национальной работы и эргономика
Финансовый анализ предприятий в России
Услуги зарубежных страховых компаний в России
Поступление иностранных инвестиций в Приморье
История одного барреля
Гешефты от Нориты
История русской кухни
Ипотека вчера, сегодня или завтра
Рассылка новостей
Реальная экономия на междугородней связи!

Copyright © 2002-2014 Клуб Директорв Developing by Web-Director bazar454070@yandex.ru
Hide|Show