Клуб директоров

21
лет

937
директоров

6167
статей



Введение цифровых прав в Российской Федерации

Введение цифровых прав в Российской Федерации

С 1 октября 2019 года в России в качестве нового объекта гражданских прав названы цифровые права. Законодателем перечень таких прав оставлен открытым, их содержание определено через призму информационной системы.

Общие положения о цифровых правах

В новой редакции ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации цифровые права прямо отнесены к имущественным правам.

Согласно новой ст. 141.1 Гражданского кодекса цифровые права представляют собой обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются правилами информационной системы, отвечающей установленным законом принципам.

Обладателем цифрового права признается лицо, которое имеет возможность распоряжаться этим правом.

Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу.

Изменение правил о форме сделок

Законом также внесены изменения, касающиеся установления нового способа заключения сделки в письменной форме - с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки. При этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю (например, можно будет использовать биометрическую идентификацию).

Новые правила о договорах

Введена форма договора в виде электронного документа. Так, договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного электронного документа, подписанного сторонами, либо обмена такими документами или иными данными.

Договор купли-продажи теперь будет считаться заключенным с момента выдачи продавцом покупателю в том числе электронного документа, подтверждающего оплату.

Кроме того, договор страхования и договор номинального счета можно будет заключать не только в форме одного документа или путем обмена документами, но и путем волеизъявления с помощью электронных либо иных технических средств.

В то же время предусмотрен запрет на составление завещания с использованием электронных или других технических средств.

Также вводится сфера смарт-контрактов - это сделки, выполняемые без участия посредников. То есть, это такой компьютерный алгоритм, обеспечивающий автоматическое исполнение условий сделки при наступлении определённых событий. 

Такие сделки распространены в банковской сфере. Например, клиент может поручить банку списание коммунальной платы в режиме «автоплатежа» - фактически такие услуги существуют уже давно, но юридически они были оформлены только в 2019 году.

Востребованы они и в электронной торговле. В результате лицо, покупающее тот или иной виртуальный объект, получит его автоматически при наступлении указанных в соглашении обстоятельств. У продавца будет списано цифровое право, а у покупателя - деньги.

Законопроект также решает вопрос о легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (в обиходе такое явление называют «BigData»).

Понятие «BigData»

Законом не вводится. Однако Гражданский кодекс теперь дополнен статьей, касающейся особенностей договора об оказании услуг по предоставлению информации.

В соответствии со статьей, согласно интересам сторон сделки договор может предусматривать обязанность не совершать действия, в результате которых передаваемая информация рискует быть раскрыта третьим лицам.

Также стало возможным проведение электронного голосования. В данный момент это положение распространяется на собрания гражданско-правовых обществ. В законе сказано, что  они могут проводить заочное голосование с помощью электронных и иных технических средств.

Указанные нововведения закрепляют понятие цифровых прав, определяют их место в системе гражданских прав, устанавливают возможность их оборота и предоставляют право защиты таких объектов.

Несмотря на это, четкой правовой регламентации способов защиты прав на указанные объекты в законодательстве Российской Федерации не имеется.

Установленные законом правовые нормы о цифровых правах оставили без ответа вопрос о том, чем может быть подтверждено цифровое право. На практике это может повлечь требование судов предоставить материальный носитель, подтверждающий существование такого права.


Толмачёва Юлия Валерьевна

Должность:
Председатель
Компания:
Коллегия адвокатов «Право»
Сайт:
www.pravo-dv.ru

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь


Комментарии к статье. Напишите свой комментарий первым.

Введите цифры на картинке