Клуб директоров

21
лет

928
директоров

6107
статей



Русская Православная Церковь Заграницей (5)

Русская ПравославнаЯ Церковь Заграницей (5) Русская ПравославнаЯ Церковь Заграницей (5) Русская ПравославнаЯ Церковь Заграницей (5)

Часть 5

Однако летом 1922 г. совершенно неожиданно был получен из Москвы владыкой Антонием в Сремских Карловцах и митрополитом Евлогием в Париже указ Московского Патриаршего управления от 5 мая 1922 г. за №348 и 349. В этом указе ставилось в вину Собору заграничного русского духовенства и мирян, послание о восстановлении династии Романовых и обращение к Генуэзской конференции. В нем говорилось: «В виду того, что Заграничное Русское Церковное Управление увлекается в область политических выступлений, а с другой стороны, заграничные русские приходы уже поручены попечению проживающего в Германии Преосвященного митрополита Евлогия, Высшее Церковное Управление упразднить».

Получив этот указ, митрополит Евлогий написал владыке Антонию в своем письме: «Указ этот поразил меня своей неожиданностью и прямо ошеломляет представлением той страшной смуты, которую он может внести в нашу церковную жизнь. Несомненно, он дан под давлением большевиков. Я за этим документом никакой обязательной силы не признаю, хотя бы он и был действительно написан и подписан патриархом. Документ этот имеет характер политический, а не церковный».

Председатель Московского епархиального совета протопресвитер Василий Виноградов, близкий помощник патриарха, свидетельствовал, что и сам владыка, и члены Священного Синода в течение 3 дней находились под домашним арестом, прежде чем согласились на издание указа. Советское правительство требовало от Патриаршего управления полного осуждения заграничного духовенства - лишения сана и отлучения от Церкви. Патриарх Тихон и Синод не соглашались на это, и лишь угроза поголовного расстрела московского духовенства, привлеченного в это время к ответственности по делу об изъятии церковных ценностей, подействовала на Патриаршее управление, и оно нашло необходимым издать этот указ.

Члены Зарубежного ВЦУ находились в полном недоумении относительно своих дальнейших действий. С одной стороны, нельзя было проигнорировать указ патриарха, с другой - выполнение повиновение этому документу было равносильно разрушению церковной организации, созданной за границей. Смущало и то, что церковная власть в России была полностью дезорганизована и официально принадлежала обновленческому ВЦУ во главе с епископом Антонином (Грановским).

Временный Архиерейский Синод Заграницей

Взятый под домашний арест 5 мая 1922 г. и отстраненный от всех церковных дел патриарх Тихон 16 мая 1922 г. отправил митрополиту Ярославскому Агафангелу (Преображенскому) послание о передаче ему высшей церковной власти. В нем говорилось: «Вследствие крайней затруднительности в церковном управлении, возникшей от привлечения меня к гражданскому суду, почитаю полезным для блага Церкви поставить Ваше Высокопреосвященство во главе Церковного Управления до созыва Собора. На это имеется согласие гражданской власти, а потому благоволите отбыть в Москву без промедления».

Вступив в управление Церковью, митрополит Агафангел не смог приехать в Москву, т.к. власти не дали ему разрешения и начали его судебное преследование. 18 июня 1922 г., незадолго до своего ареста, митрополит Агафангел обратился с посланием к архипастырям, пастырям и всем чадам Православной Русской Церкви, в котором распорядился о переводе всех епархий Российской Церкви, как в России, так и за границей, на автономное управление. Он писал: «Возлюбленные о Господи Преосвященные Архипастыри! Лишенные на время высшего руководства, вы управляете теперь своими епархиями самостоятельно, сообразуясь с Писанием, церковными канонами и обычным церковным правом, по совести и архиерейской присяге, впредь до восстановления Высшей Церковной власти. Окончательно вершите дела, по которым испрашивали прежде разрешение в Св. Синоде, а в сомнительных случаях обращайтесь к нашему смирению». 

Основанием для такого распоряжения явилось постановление №362 от 20 ноября 1920 г., предусматривавшее такую возможность в случае полной дезорганизации Высшего Церковного управления. Это распоряжение положило начало образованию в Российской Церкви автономных и автокефальных епархий и даже приходов, вступивших в борьбу с обновленчеством и не признавших обновленческого ВЦУ.

1 сентября 1922 г. состоялось заседание заграничного ВЦУ. В заседании приняли участие: митрополит Антоний (Храповицкий), митрополит Евлогий (Георгиевский), архиепископ Феофан (Быстров), епископы Сергий (Петров), Феофан (Гаврилов), Гавриил (Чепур), Гермоген (Максимов), Михаил (Космодамианский), Домиан (Говоров), Вениамин (Федченков), Серафим (Соболев), протоиерей В. Востоков, генерал Н.С. Батюшин и секретарь ВЦУ Е.И. Махароблидзе.

Заседание началось с чтения указа, после чего перешли к обсуждению. Выступления содержали противоположные мнения. На заседании были споры и дискуссии. Наконец было принято решение: «Привести указ об его (ВЦУЗ) упразднении в исполнение по установлению в России законного Церковного Управления и возвращении к управлению церковью Святейшего Патриарха, которому доложить о создавшемся положении, прося его разъяснений и указаний и ожидать его свободного волеизъявления. До получения же сего продолжить действия ВЦУ. Но ввиду чрезвычайной важности вопроса ВЦУ одновременно с сим признает необходимым озаботиться немедленным созывом нового Всезаграничного Церковного Собора для обсуждения создавшегося положения». Митрополит Евлогий и епископ Вениамин не согласились с этим решением и покинули заседание.

Прибывший на следующий день в Сремские Карловцы архиепископ Анастасий (Грибановский) потребовал отмены принятого постановления. Его поддержали епископ Серафим и архиепископ Феофан, а также митрополит Евлогий и епископ Вениамин. К ним присоединился и митрополит Антоний.


Епископ Анастасий (Суржик)

Должность:
управляющий Дальневосточной епархией Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ).

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь


Комментарии к статье. Напишите свой комментарий первым.

Введите цифры на картинке