Клуб директоров

21
лет

906
директоров

5886
статей



Шкипер Гек Шкипер Гек Шкипер Гек Шкипер Гек Шкипер Гек

Как благоустроить Покровский парк, носящий статус мемориального?
Предлагаем принять участие в обсуждении этой темы. Свои предложения присылайте на e-mail: 
bazar454070@yandex.ru 

СПИСОК ЗАХОРОНЕННЫХ, согласно выпискам из метрических книг и газетным публикациям (умерших с 1884 по 1922 гг.). На сегодня известны имена и даты ~800 человек.  Среди них - большая часть первооткрывателей Владивостока, все первые лица, даже  внучатый племянник  Пушкина, и многие другие! Важно увековечить их память, благоустроить парк и всем знать о нашей истории, тем более что парк носит статус мемориального.

Постановление главы администрации г. Владивостока от 31 января 1995 года 
«О предоставлении Православному приходу Покрова Божией Матери Владивостокской епархии Русской Православной Церкви г. Владивостока земельного участка территории Покровского парка»



Шкипер Гек

В 2000 году правнук шкипера Гека Евгений Васюкевич хотел вернуть семье два дома, принадлежавших Фридольфу Геку (на ул. Светланская, 161/1 и 161/2). В одном из них он мечтал сделать музей прадеда, во втором - открыть гостиницу для моряков. Суд постановил: «в иске отказать», несмотря на то, что до 1931 года этими домами владела дочь китобоя Гека - Елена Фридольфовна. В годы репрессий почти вся семья попала в ГУЛАГ. В 1994 Васюкевичей признали пострадавшими, что означает: по закону они имеют полное право на возвращение собственности...

Фридольф Кириллович Гек - мореплаватель, китобой и исследователь Дальнего Востока. Гек выполнил съемку бухт некартографированных участков побережий Чукотки, Камчатки и Японского моря. Им было открыто несколько новых бухт, составлены карты с промерами глубин устьевых участков рек, глазомерные планы многих якорных стоянок. Нынешнее поколение дальневосточных моряков до сих пор пользуется навигационными картами, на которых в примечаниях указано: «По глазомерной съемке шкипера Гека».

Фридольф Кириллович родился на юге Финляндии, в районе Экенес, в семье обедневших дворян 30 декабря 1836 года (11 января 1837 по новому стилю). В 11 лет убежал из дома и поступил юнгой на бриг «Ольга».

В 1855 году в порту Або (ныне Турку) сдал вступительный экзамен в мореходную школу, а 6 мая 1856 года успешно сдал экзамен на штурмана, но ему недоставало плавательного ценза (42 месяца). В августе 1857 года Гек был зачислен гарпунером на китобой «Граф Берг» финско-русской китобойной компании и несколько лет бороздил воды Тихого океана. В 1863 году окончил мореходную школу и получил диплом капитана.

20 мая 1869 г. бриг «Император Александр II» под командованием Гека вошел в залив Находка и высадил финских переселенцев. Фридольф Гек первым из россиян организовал китобойный промысел в Приморье, помимо этого он занимался транспортными перевозками и рыболовством. В 1870 г. Фридольф Гек поселился на острове Аскольд.

Из воспоминаний правнука Гека Леонида Васюкевича, построившего Музей шкипера Гека, семей Бриннеров и Янковских в п. Безверхово (Сидими) на месте бывшей усадьбы шкипера:

«Михаил Янковский был первым соседом Фридольфа Гека, правда, его переселение совпало со страшной трагедией. Летом 1878 года, когда прадед отправился за семьей Янковского во Владивосток, чтобы перевезти ее в Сидими, на его дом напали хунхузы, жену повесили, а малолетнего сына, судя по всему, увели с собой. Гек безуспешно пытался найти его многие годы. С этой болью, как вспоминали родные, прадед прожил всю жизнь, несмотря на то, что позже появилась новая семья и родилась дочь Елена (моя бабушка), которую он очень любил. Да, непросто приходилось первопоселенцам этих мест...».

Из Википедии: После трагедии О.В. Линдгольм предложил Фридольфу Геку взять под командование парусную китобойно-коммерческую шхуну «Сибирь».

В 1884 году Фридольф Гек взял в жены уссурийскую казачку с двумя дочерьми.

7 мая 1885 года на шхуне «Сибирь» отправился с товарами для торговли на Чукотку. На шхуне также был отправлен штабс-капитан А.А. Ресин для ознакомления с северо-восточными территориями, с положением дел аборигенов и организации торговых отношений. Также Фридольф Гек провел исследования побережья Чукотки для гидрографического отдела. В это плавание были глазомерно сняты и описаны многочисленные бухты Чукотки до мыса Сердце-Камень при помощи октана из чёрного дерева и лимба из слоновой кости, купленные еще в 1860-х годах в Англии.

11 августа «Сибирь» вошла в Ледовитый океан, 20 августа обогнула мыс Сердце-Камень, далее Фридольф Гек планировал дойти до острова Врангеля, но из-за появившегося льда повернул обратно. Он вернулся во Владивосток 25 октября 1885 года. Результатом плавания стало описание почти всего побережья Чукотки до мыса Сердце-Камень и восточного берега Камчатки между мысами Ильинским и Фаддея; открытие нескольких новых бухт и гаваней, в том числе мыса Земля Гека, залива Корфа, бухты Натальи, названой в честь дочери; коллекция предметов эскимосской культуры и быта; а также чистая прибыль более шести тысяч рублей.

После шхуны «Сибирь» Фридольф Гек взял под командование шхуну «Надежда», принадлежащую отставному капитану II ранга А.Е. Дыдымову. На ней он провел исследования берегов Кореи.

2 сентября 1887 года Гек стал членом Общества изучения Амурского края. Собранную эскимосскую коллекцию он передал в ОИАК, где ее признали не имеющей аналогов во всем мире.

В 1893 году поступил на государственную службу. С этого же года назначен командовать шхуной Министерства государственных имуществ «Сторож» с командой из 15 человек. 18 июня шхуна «Сторож» впервые вышла на охранное дежурство котиковых лежбищ. Также шхуна была наделена правом таможенного надзора с районом действия от корейской границы до севера Приморья. Фридольф Кириллович командовал «Сторожем» около десяти лет, почти до самой смерти, продолжая нести вахту и проводя гидрографические работы, составляя лоции бухт и устий рек Японского моря.

Фридольф Кириллович застрелился на почве психического расстройства 4 июля 1904 года. Похоронен на Покровском кладбище Владивостока. В 1986 году перезахоронен на Морском кладбище.


Любовь моя, Сидими!

Так называется экскурсия, которую уже не первый год ведет в этих местах Нелли Мизь. И надо видеть, с каким восторгом и болью слушают ее туристы, в числе которых были зарубежные потомки Бринеров и Шевелевых, известные артисты, писатели и даже политики. С восторгом - потому что жизнь тех, кто обживал эти места, похожа на приключенческий роман, с болью - потому что кругом царят страшное запустение, разор, пьянство.

Почему бы не перелистать вспять страницы славной истории этих мест. Они могут рассказать так много поучительного. И, кто знает, быть может, с музеем первопоселенцев, «копией» дома китобоя Гека сюда снова вернется удача. Он называл эти места «Землей будущего».


ИСТОРИЯ ПОКРОВСКОГО ПАРКА

Регулярные опросы наших читателей показывают устойчивый интерес к истории Покровского парка - бывшего Покровского кладбища. С наиболее известными гражданами Владивостока, похороненными на нем, мы уже успели познакомить наших бизнесменов в целом ряде публикаций. Коротко об истории разрушения храма и строительстве Парка культуры и отдыха мы уже рассказывали (см. статью Н.Г. Мизь «Мы живем, под собою не чуя страны», КД №217, февраль - 218, март в 2018 г.). Люди, по-видимому, начинают осознавать, что строить танцплощадки на месте кладбища и воздвигать памятник Ленину на фундаменте варварски разрушенного православного собора было не совсем правильной идеей. Теперь, благодаря книге Н.Г. Мизь, мы знаем об этом гораздо больше.

 

Нэлли Григорьевна Мизь, 
краевед, почетный гражданин
г. Владивостока

История Покровской церкви
Продолжение

После закрытия Покровского храма некоторое время городская советская власть решала вопрос о судьбе здания, в том числе - о передаче бывшего храма под клуб. Итоговым решением стало уничтожение храма. Разрушение Покровской церкви началось снятием куполов и сбрасыванием колоколов. Самой трудной была разборка кирпичной кладки, выполненной в свое время с высокой степенью качества. Разрушение церкви длилось несколько лет и закончилось установкой скульптуры В.И. Ленина на месте бывшего храма.

Превращение Покровского кладбища в Центральный парк культуры и отдыха

Покровское городское кладбище, начавшееся с небольшого участка на западном склоне сопки Орлиное гнездо, со временем, в связи с ростом города и увеличением населения, значительно расширилось и оказалось окруженным жилыми кварталами. Городским властям пришлось находить новые участки для расположения кладбищ в разных районах города. Так появились кладбища: Первореченское, Седанкинское, Морское, два Эгершельдских и др. Покровское кладбище продолжало действовать, но часто стали появляться призывы о его закрытии. В досоветский период подобные обращения отличались деликатностью и, как правило, были связаны с необходимостью строительства жилых и промышленных объектов, а также - с расширением дороги.

С 1917 года новые власти в городе вопрос о существовании кладбища и Покровской церкви стали рассматривать с жесткой непримиримостью их нахождения в центре города. 30 марта 1923 года Президиумом Губернского исполкома было принятию следующее решение: «Кладбища Покровское и Старообрядческое, находящиеся в центре города среди населенных кварталов, закрыть».

В этом же 1923 году Покровская церковь была передана обновленческой общине, а православные верующие староцерковной принадлежности были вынуждены разместиться в нанятом помещении (бывшем гараже) на улице Уткинской, 15.

К концу 1920-х годов в газетах Владивостока все чаще стали публиковаться обращения рабочих коллективов с ходатайствовами об устройстве в церкви клуба, а на территории Покровского кладбища - парка культуры и отдыха. Эти ходатайства были рассмотрены на заседании Президиума Владивостокского горсовета 28 апреля 1929 года:

«Слушали: Ходатайство рабочих коллективов города о передаче под клуб Покровскую церковь и кладбища под парк.

Постановили:

Принимая во внимание, что:

  1. рабочие союза Пищевиков свыше 5 000 чел. не имеют своего клуба, где бы можно было сосредоточить культурно-просветительную работу среди членской массы,
  2. как сами рабочие, так и предприятия пище-вкусовой промышленности сосредоточены в районе Куперовской пади,
  3. в том районе под клуб может быть приспособлено единственное здание Покровской церкви и что других зданий в городе вообще нет,
  4. настоятельные требования рабочих пищевиков, поддержанные крупными коллективами других производственных союзов с общим числом до 15000 чел. о передаче не только церкви, но и кладбища под парк,
  5. сам факт настоятельного требования рабочих - есть яркое выражение борьбы за пролетарскую культуру против религиозного дурмана,
  6. в настоящее время группой верующих в 2-3 десятка человек занимается здание, могущее вместить более 1 000 чел.,
  7. просить Окружной исполнительный комитет о расторжении договора с группой верующих и разрешить передать здание церкви под клуб союзу Пищевиков и кладбище под парк».

Это постановление не всеми жителями Владивостока было воспринято положительно. Верующие люди, воспитанные на многовековых традициях уважительно-почтительного отношения к местам захоронений, воспринимали устройство парка на месте кладбища как кощунство.

По этому вопросу было написано 29 апреля 1929 года заявление в Президиум Владивостокского горсовета уполномоченным Покровской православной староцерковной группы. Заявление было подписано большинством верующих Покровского молитвенного дома (ул. Уткинская, 15).

«Представляемая нами община неоднократно и неустанно, начиная с 1923 года, все время ходатайствовала и перед ВЦИКом и перед ОКРИКом о передаче ей Покровского храма, как организации, по сравнению с обновленцами в несколько раз более мощной, начитывающей в себе до трех тысяч членов <...>.
Мы покорнейше просим Президиум Горсовета не превращать Покровский храм в клуб и кладбище в парк и, если власть находит невозможным дальнейшее существование этого храма в руках обновленцев, как организации малочисленной, предоставить Покровский храм нашей многочисленной общине, которая за неимением храма вынуждена ютиться в сравнительно небольшом гараже, не могущем вместить в себя всего количества молящихся. Ведь наша община представляет собой не «2-3 десятка отживших век людей», а тысячи членов, и потому нет совершенно места для опасения, что хорошее здание храма будет пустовать. Итак, мы совершенно уверены, что справедливость восторжествует».

Увы, надежды писавших это заявление в Президиум Горсовета, не оправдались. В 1932 году по решению горисполкома Покровская церковь была закрыта, а затем разрушена.

План создания парка был претворен в жизнь лишь частично: из проектируемой территории в 75 га парковой зоной стали лишь 9 га. Это был в основном православный участок Покровского кладбища.

Продолжение следует


Петренко Игорь Николаевич

Должность:
Главный редактор "Клуба Директоров"
Образование:
высшее 1977-1982 Дальневосточный государственный университет (океанология) 1985-1990 Хабаровское училище искусств (фортепиано).

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь