Клуб директоров

20
лет

904
директоров

5860
статей



Русский взгляд в харбинское прошлое

Центр Устной истории и биографии Международного Мемориала в течение нескольких лет собирает устные свидетельства по истории политических репрессий в СССР. История семей русских харбинцев имеет ряд типичных черт и в то же время отмечена особым знаком. В 2007-2008 годах были записаны несколько интервью с бывшими харбинцами, выехавшими в СССР в 1935-1955 гг. (проект «Рельсы судьбы»: Русские в Китае. 1917-1955 гг.»). Интервью были записаны в Москве и Екатеринбурге. Это последнее поколение русских, родившихся в китайском городе Харбин. Последнее поколение свидетелей. Специфика их воспоминаний в том, что Харбин - это одновременно и светлое воспоминание детства, и тёмное пятно на их прошлом. Этот факт биографии стал в 1937 г. прямой угрозой существованию семьи и потом на многие годы сделал память о Харбине тайной, запретной.

Игорь Н. Петренко,
ведущий рубрики «Рассеяны, но не расторгнуты»

Мой отец тоже родился в Харбине и в 9-летнем возрасте попал в СССР. Тема в семье была запретная. Я до сих пор не знаю, что случилось с моим дедом. Но постепенно завеса этой тайны спадает. И спасибо тем, кто не побоялся и успел рассказать своим близким о том трагическом исходе 1935-1955 гг. На сайте http://urokiistorii.ru/2009/10/russkii-vzglyad-v-kharbinskoe-proshloe вы можете увидеть фотографии из архива Международного Мемориала. Мы же в целях экономии места даем лишь цитаты из интервью последнего поколения свидетелей той харбинской драмы.

Пути в Харбин

«И брат отца тоже на железной дороге, тоже машинист, в общем-то пролетарии почти, и тем не менее вот эти неурядицы все революционные, когда можно было попасть под пули ни за что ни про что. А так как была КВЖД рядом и Харбин был совершенно, как говорится, почти русской территорией. И люди там довольно нормально жили, хорошо получали и все. Они переезжают в 18-м или 19-м году, переезжают в Харбин». Александр С.

«Они должны были эту горную речку перейти, и за ними погнался пограничник, причём верхом, и вот они с китайцами идут, на руках этот месячный ребенок и позади слышат стук копыт. И спасло их вот только то, что они должны были перейти речку, но они-то пешие, а он - верхом. И у него лошадь стала проваливаться, сквозь лед, и он вернулся». Ольга К.

«Каким-то образом, очевидно, отступали казачьи войска. Войска атамана Семенова. Но, в общем, очутился он на Дальнем Востоке. И оказался в городе Харбине. А мама в это время, значит, решила пробираться к нему. Причем она была в положении уже. И она родила ребенка в поезде, приехала с малюткой. В тяжёлых, страшных условиях, конечно, в теплушке где-то родила. Приехала, разыскала его. Он еще тогда получал стипендию войска Оренбургского, вот он на это существовал». Елена Б.

Полулегальный статус памяти делает семейные знания о переселении в Харбин в значительном количестве случаев нечёткими, лишёнными документальности и точного факта. Это касается не только далёких событий переселения бабушек и дедушек, произошедших в начале ХХ века, но и более близкой истории родителей. (Конечно, за исключением советских работников, направленных на работу на КВЖД.) Наиболее распространённые термины для описания этого события - «очутился», «попал», «каким-то образом». Это специфика нарратива детей белых офицеров и других активных участников событий гражданской войны. В своём рассказе они невольно избегают прямо называть обстоятельства переселения. Существует и более безопасная для встраивания в советскую биографию модель. Модель «непреодолимых обстоятельств». Это может быть тяжёлая болезнь родственников, опасные дороги Гражданской войны, эпидемия чумы, в конце концов, из-за которых семья, случайно попавшая в Харбин, была вынуждена вроде бы против своей воли остаться там на многие годы.

Однако во многих рассказах, и особенно в рассказах семей, бежавших в начале 1930-х годов из Советского Союза от раскулачивания, расказачивания, религиозного преследования, часто присутствует эмоциональный образ переселения, семейный миф, как правило, сопряжённый с опасностью, ситуацией на грани гибели и чудесного спасения.

Возвращение. 1935 г.

«Возвращение», наверное, не вполне правильное слово. Больше половины респондентов (кроме советских работников КВЖД), выехавших в 1935 г. в СССР, никогда не жили в этой стране, а советское гражданство получили, работая на КВЖД. Исторические обстоятельства, которые привели к массовому отъезду русских в СССР в эти годы, нам известны. Но каждая семья принимала индивидуальное решение о переезде, основываясь на своих внутренних представлениях о правильности сделанного выбора. Оценивая сегодня этот роковой поступок, наши информанты вспоминают настроение в семье в тот период. Продажа дороги как бы заканчивала русский период Харбина.

В сознании многих отъезд был тотальным, привычный мир переставал существовать. С другой стороны, идеи построения справедливого общества в СССР были необыкновенно привлекательны для многих. Лозунги равенства, братства и свободы без реального знания о методах их воплощения ловили в свои сети многих романтиков. Кроме того, появлялась возможность осуществить мечту родителей о возвращении в Россию. Мечту, которая стала уже чем-то вроде привычки и, если бы не экстремальные события, так бы и не была реализована. Готовились к отъезду, сознательно настраивались на трудности в стране, которая в борьбе строит светлое будущее. Чувствовали готовность эти трудности разделить, преодолеть и влиться в справедливую борьбу. Одни «болели» Советским Союзом, другие считали, что здесь для молодёжи замечательные перспективы в образовании и карьере. Кто-то стремился соединиться с родственниками.

Превратности советского быта стойко переносили, смеялись над своей неприспособленностью и старались сделаться «как все», потому что сильно выделялись среди советских граждан. Была организована громкая кампания по встрече харбинцев с митингами и приветственными лозунгами. «Мы ехали на родину, мы ехали с почётом!» - вспоминает одна из харбинок.

 Возвращение в СССР «В этом письме было разрешение на въезд в СССР, в Москву. И мы так были рады, так были рады. Мы начали собираться, а брат даже сказал, что (сквозь слезы) мне бы увидеть красноармейца и можно умирать». Лидия С.

«Когда мы ехали, встречали нас все с лозунгами «Добро пожаловать!» Митинги были. Очень хорошо встречали на границе и потом в Омске, в Иркутске». Валентина А.

«Ну, потом мы ехали дальше. Около Байкала, не доезжая, тут работали женщины, копали рельсы. Мы не знали, кто они. Потом додумались: наверное, это заключенные. И мы им бросали даже чёрный хлеб. Они сказали: «Вы здесь тоже будете». Валентина Л.

Продолжение следует


Над проектом работали: Алёна Козлова, Ирина Островская, Татьяна Савицкая, Ольга Оболонская, Елена Михина, Людмила Щербакова. Полный текст см. на сайте: http://urokiistorii.ru/2009/10/russkii-vzglyad-v-kharbinskoe-proshloe

МЫ СЛИШКОМ ВЕРИЛИ ТОГДА...

В течение 1937-1938 гг. как «японские шпионы» было осуждено 53 906 человек. 
(«Лубянка. Сталин и ГУГБ НКВД. 1937-1938». С. 651)

 


Петренко Игорь Николаевич

Должность:
Главный редактор "Клуба Директоров"
Образование:
высшее 1977-1982 Дальневосточный государственный университет (океанология) 1985-1990 Хабаровское училище искусств (фортепиано).

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь


Комментарии к статье. Напишите свой комментарий первым.

Введите цифры на картинке