Клуб директоров

20
лет

906
директоров

5885
статей



Миссионер милостью божией

Продолжение. Начало в №197 (04), апрель 2016

Отдалённый ольгинский приход считался местом весьма трудным для проживания и служения, и священники там долго не задерживались (были годы, когда совсем не было приходского священника). Не было и приличного причтового жилья. На рубеже веков имелся лишь ветхий дом с прохудившейся крышей. Игумен Аверкий, однако, более озаботился отсутствием помещения для церковно-приходской школы в посту Святой Ольги. Она к тому времени уже более двадцати лет размещалась где придётся. Недолго думая, он купил помещение для школы на собственные средства и приступил к постройке отдельного здания для неё. На этом неугомонный священник не остановился и уже в середине 1903 года приступил к постройке школы в селе Пермское. С этого же года он начал окормлять и маргаритовский приход.

Несмотря на значительные успехи настоятеля ольгинского прихода (отмеченные награждением палицей в 1903 году), с 1 июня 1904 года он был переведён в Монгугайский стан, так как миссионерских священников по-прежнему остро не хватало. Однако 30 октября 1905 года игумен Аверкий был назначен экономом архипастырского дома на Седанке, под Владивостоком, но деятельный священник надолго в этой должности не задержался. В середине 1906 года Его Высокопреосвященством Архиепископом Владивостокским и Камчатским Евсевием отец игумен был возведён в сан архимандрита. Несмотря на столь высокий сан, он отправился на служение в другой стан Посьетского участка. Снова год-два - и опытный миссионер переведён туда, где он нужнее всего. На этот раз это был Тизинхинский стан, не имевший миссионерского священника уже более года, туда архимандрит прибыл 1 мая 1908 года.

Свои впечатления об этом времени он описал в своих небольших записках «Из дневника миссионера» (ВЕВ, №12, 1911). Из них стало известно, что там миссионера ждал обезлюдевший сельский храм, запертая квартира священника, замок на которой пришлось просто взламывать, так как не удалось обнаружить на псаломщика, ни даже сторожа. А главное, предстояла упорная миссионерская работа по приобщению корейского населения к православной вере, по завоеванию доверия и уважения среди него. Отцу Аверкию удалось настолько преуспеть в этом, что он сумел объединить корейцев в общество по исполнению христианских правил, а вскоре и крестить около 400 человек.

Съездив в отпуск в Европейскую Россию летом 1910 года, архимандрит по приезде с 1 сентября был переведён в Адиминский стан, с исполнением обязанностей заведующего прежним станом, Тизинхинским. Нужно было всё начинать сначала. Тизинхинцы же тепло простились с архимандритом, устроив прощальный обед, с поднесением благодарственного адреса и серебряного подстаканника с надписью «На память». После семи лет нелёгкого миссионерского служения в корейских станах, требующего постоянного духовного и физического напряжения, архимандрит в своём дневнике пишет: «И убедился я, что в миссионерской службе требуется непоколебимая вера и упование на Бога более, чем научное образование».

В 1913 году архимандрит Аверкий уже был настоятелем крупного Пуциловского миссионерского стана. Кроме храма, здесь было две школы и министерское училище, в котором он преподавал Закон Божий. Опытный миссионер и здесь проявил самое активное рвение в просвещении корейцев. Это вызвало неудовольствие некоторых из них, и то ли сами, то ли по наущению двое из них совершили на старца нападение, причём с явной целью убийства. Божьим промыслом ему удалось выжить. Здоровью пожилого священника был нанесён непоправимый вред. В апреле 1914 года им было подано прошение архиепископу Евсевию с просьбой об освобождении от должности духовника XVIII благочиннического округа, а фактически это означало его просьбу об отпуске на покой. Просьбу архимандрита уважили с резолюцией: «Вывести за штат и почислить на покой с выражением Архипастырской благодарности за полезную и усердную службу за почти 15 лет, с занесением в служебный формулярный список».

В 1915 году завершилось служение архимандрита Аверкия на Дальнем Востоке, и он вернулся на свою малую родину. Поселился в селе Семёновка, рядом с той церковью, в которой был крещён в детстве. Находясь на покое, архимандрит тем не менее нередко участвовал в служениях, проповедовал, строил.

Нападение корейцев на о. АверкияНа родине архимандрит был уважаем и известен как человек праведной жизни. За духовным советом и помощью к нему обращались не только простые прихожане, но и священство уездного города Царевококшайска, окрестных сёл, а также братия близлежащих монастырей. Почитался как духоносный и прозорливый старец. Говоря о будущем России, предсказал скорые гонения на священство и верующих.

27 июня (10 июля) 1918 года старец тихо отошёл ко Господу, оставив завещание с просьбой похоронить его в построенной им часовне за алтарём семёновской церкви. Часовня через два десятка лет, в безбожные времена, была разобрана, но могила праведника сохранилась и весьма почитаема и ныне на Марийской земле. Ежегодно 27 июня (10 июля), в день его памяти, и 22 октября (4 ноября), в день его тезоименитства, на могиле старца священники семёновского храма совершают панихиду.

Семнадцать лет служения на Дальнем Востоке, жизни трудной, но насыщенной и плодотворной, оставили не только шрамы и рубцы на теле выдающегося миссионера, но и бесценный духовный опыт. Он имел много наград. Имя архимандрита Аверкия заслуженно почитается в современных нам Йошкар-Олинской епархии и Забайкальской митрополии. При этом нет сомнений, что и Приморье имеет самые серьёзные основания и долг почитать и хранить память об этом воистину миссионере милостью Божией.


Колодей Лариса Васильевна

Должность:
действительный член РГО, краевед

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь