Клуб директоров

20
лет

906
директоров

5885
статей



Напишите своему конгресмену

Успешность, а нередко само существование подавляющего большинства титульно частных компаний целиком зависят от доброй воли чиновников, распределяющих "заказы", определяющих "тарифы", дарующих и отнимающих "льготы". Предприниматели, не вынужденные включать чиновников в свои бизнес-схемы, остаются на Руси дивным исключением. Экономические следствия этого очевидны. На уровне отдельной фирмы включение в бизнес чиновника приводит к повышению издержек, неизбежному принятию стратегически неосмысленных решений и, прежде всего, к неустойчивости бизнеса. Конкурентноспособность, в лучшем случае, под вопросом.

Бешеная чиновничья активность означает постоянное перераспределение разнообразных ресурсов от лидеров к аутсайдерам, и, как следствие, катастрофическое снижение эффективности .

Социальные следствия ничуть не лучше. Отношение к государству как к злой грабительской силе стало повальным. Тезис "сколько ни воруй у государства, все равно своего не вернешь" никому не кажется гиперболой. О восстановлении доверия никто и не вспоминает.

Работает самовоспроизводящийся механизм: государство считает необходимым, чтобы его чиновники "рулили" тем и сем, пятым и десятым - поэтому чиновников разводится все больше, бюджет пустеет, чиновникам платят гроши - и они все более активно занимаются самообеспечением. Поскольку этот процесс надо вводить в рамки - приходится увеличивать количество чиновников.

Причем вмешательство чиновника в распределение всевозможных активов бывает вредоносно и тогда, когда именно этот чиновник ничуть не испорчен и лично честен. Возможно ли говорить о государственном рэкете? Пожалуй, да, ведь налицо насильственное встраивание в бизнес чиновника.

Важно, что подобное происходит, как ни печально, по закону. Закон фиксирует точки соприкосновения чиновника с теми или иными активами и дает ему некий простор для маневра. В определенных случаях чиновник определяет, что этот простор позволяет ему действовать сугубо в личных интересах. И главная причина распространения воровства не в слабости или малочисленности контролеров и уж, конечно, не в мягкости Уголовного кодекса, а в слабости действующих правил.

Случайно ли это? Правило № 1 <отца русской бюрократии> гласит: "ни одно государственное установление не должно быть прописано так, чтобы его можно было применять без прямого участия чиновника." Его автора помнят не все, но дело его живет.

Если мы действительно хотим избавиться от государственного рэкета - коррупции, то мы должны прежде всего признать, что для этого нужны не заклинания, а сугубо конкретная работа - и не правоохранительного, а правоустанавливающего толка. Эффективная борьба с чиновным самообеспечением должна основываться не на устрожении наказаний, а на ревизии действующих законодательных норм. Цель ревизии может быть задана однозначно - выделение в законодательстве норм (или отсутствия таковых), дающих право чиновникам любого уровня на распределение активов любого качества и любого объема, - и переформулирование их в автоматические.

Иные из таких дыр (например, предоставление чиновнику права единолично определять некий параметр в широкой вилке - без формулирования внятных критериев) очевидны, иные довольно глубоко запрятаны. Поиск таких мест должны вести практикующие предприниматели и юристы. Ликвидацию выявленных дыр должны оперативно проводить законодательные органы.

Подобный способ удивительно неэффектен - куда красивее время от времени сбрасывать толпе с крыльца очередного проворовавшегося дьяка. Если планомерно выкорчевывать корни коррупции из нормативной базы, с какого-то момента перемены наберут критическую массу. Тогда страна перестанет быть чиновничьим царством - и тогда снижение уровня коррупции окажется рядовой среди радостных новостей.

Вариантов развития ситуации немного: либо очищение законодательства от щелей, связывающих чиновника с активами, либо коррупция доест российскую государственность, либо - <Выходи строиться!>

Представляется, что имеются силы, заинтересованные в движении по такому пути, при этом поддерживаемые широкой массой предпринимателей и менеджеров, которым осточертело подстраивать свой бизнес под чиновничьи прихоти, и такой силой объективно является вторая власть России - законодательная. Взявшись за такую работу, явно поуменьшилось бы разговоров о полной подчиненности законодателя, и в глазах публики они могли бы превратиться в главных спасителей отечества.

В Америке подобные статьи нередко завершают призывом : "Напишите своему конгрессмену!" Нет видимых причин, по которым такой призыв невозможен и у нас. Возьмемся за наших депутатов!

В этом деле у нас с ними общие интересы.