Клуб директоров

20
лет

904
директоров

5860
статей



Родилась в 1967г. в Александрии, Арабская республика, Египет. Проживает в Находке с 1972г. В 1986 - 1991г.г. - учеба на живописно-педагогическом отделении художественного училища им. Щадра (г.Екатеринбург, Россия). В феврале 1994г. - первая персональная выставка, в сентябре этого же года - вторая персональная выставка в музейно-выставочном центре г. Находка. Владивостокские ценители искусства смогли оценить творчество автора с 1995г. - после участия работ Архиповой в региональной Дальневосточной молодежной выставке "Территория надежды" (галерея "Артэтаж"), персональной выставки живописи и графики в г. Владивостоке в 1998г и т.д. Автор обладает тонкостью восприятия мира, нежеланием слепо следовать традициям подражания реальности. В лучших своих работах Екатерина Архипова соблюдает ту грань художественного отбора, которая не позволяет ей скатываться к натурализму. Мы уже в третьем тысячелетии, и должны, помня о великих художниках прошлого, постараться своим языком создать музыку своего времени.



Традиции и новаторство - что предпочесть?

Пожалуй, сегодняшний материал несколько выбьется из общего контекста "делового" стиля журнала - но мы надеемся, что представленная информация будет вам небезынтересна, так как окунет вас в мир подтекстов и философских обобщений. А подтолкнула нас к этой мысли сакраментальная фраза покупателей, с удивляющей неизменностью повторяющие : "Хочу купить картину. Но чтоб на ней - как на фотографии".

Расхожее, однако неверное мнение, что существует искусство "высокое" и "низкое", что реалистические пейзажи - это мастерство, а абстракция - от неумения. Итак, чем же отличается традиционная живопись от абстракции, сюрреализма, авангардизма и прочих "измов"?

Прежде всего, есть одна вещь, которую нужно уточнить. Что называет большинство людей "эстетическим наслаждением"? Что происходит в душе человека, когда произведение искусства "нравиться" ему? Ответ не вызывает сомнений: людям нравится драма, если она смогла увлечь их изображением человеческих судеб. Их сердца волнует любовь, ненависть, беды и горести героев: зрители участвуют в событиях, как если бы они были реальными, происходили в жизни. В живописи зрителя привлекут только те полотна, изображающие мужчин и женщин, с которыми в известном смысле ему было бы интересно жить. Пейзаж покажется ему "милым", если он достаточно привлекателен как место для прогулки. Такие зрители могут допустить чисто художественные формы, ирреальность, фантазию только в той мере, в какой эти формы не нарушают их привычного восприятия человеческих образов и судеб. Как только эти эстетические элементы начинают преобладать и публика не узнает привычной для нее истории Хуана и Мари, она сбита с толку и не знает уже, как быть дальше с пьесой, книгой или картиной. И это понятно - им неведомо иное отношение к предметам, нежели практическое, т.е. такое, которое вынуждает нас к переживанию и активному вмешательству в мир предметов. Произведение искусства, не побуждающее к такому вмешательству, оставляет их безучастными. Но все дело в том, что художественное творение является таковым лишь в той степени, в какой оно не реально. Обычно считают, что это легко - оторваться от реальности, тогда как на самом деле это самая трудная вещь на свете. Легко произнести или нарисовать нечто начисто лишенное смысла, невразумительное, никчемное. Но создать нечто, что не копировало бы "натуры" и, однако, обладало бы определенным содержанием - это предполагает дар более высокий. "Реальность" постоянно караулит художника, дабы помешать его бегству. Художник - традиционалист, пишущий портрет, претендует на то, что он погружен в реальность изображаемого лица, когда как на самом деле живописец, самое большое, наносит на полотно схематичный набор отдельных черт, произвольно подобранных сознанием, выхватывая их из той бесконечности, каковая есть реальный человек. А что если попытаться изобразить суть, идею, образ? Экспрессионисты, кубисты, минималисты в разной мере пытались осуществить на деле такую решимость, переходя от изображений предметов к изображению идей. Новое вдохновение, внешне столь экстравагантное, вновь нащупывает путь искусства, и этот путь называется "воля к стилю". Самые укоренившиеся, самые бесспорные наши убеждения всегда и самые сомнительные. Они ограничивают и сковывают нас. Упрямое стремление сохранить самих себя в границах привычного - это всегда слабость, упадок. И это значит, что наша жизнь окостенела, и мы начинаем стареть…


Лунекова Горазда

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь


Комментарии к статье. Напишите свой комментарий первым.

Введите цифры на картинке