Клуб директоров

20
лет

906
директоров

5885
статей



За веру и спасение Родины

Русский остров – дальневосточный Кронштадт. Еще в конце прошлого века на его территории началось возведение фортов и батарей. К началу Первой мировой войны Русский остров превратился в важнейший узел сопротивления, преграждающий с юга подступы к Владивостоку. До семнадцатого года доступ на остров был ограничен: без пропуска коменданта крепости туда никого не пускали, въезд же иностранцев туда был вовсе запрещен.

Но с приходом «великой и бескровной» все изменилось. Какие только флаги не развевались в русском городе, и какие только иноземцы не бродили по русским фортам.

На Русский же остров ехали и селились все, кто хотел. Здесь образовались даже притоны преступников. В октябре 1918 года полковник Сахаров получает назначение во Владивосток, чтобы там, на Русском острове, собрав 500 офицеров и 1000 солдат готовить из них кадры для будущего армейского корпуса. Английский генерал Нокс при этом обещал от имени британского командования всестороннюю помощь. Вскоре была создана Учебно-инструкторская школа, которая разместилась в казармах 36-го Восточно-Сибирского полка и 3-го Владивостокского крепостного артиллерийского полка, находившихся в бухте Новик на южном ее берегу.

Курсанты школы были разбиты на три батальона. В 1-м батальоне готовили офицеров, командиром его был полковник Б.И. Рубец–Масальский. В двух других батальонах готовили унтер-офицеров. В 1-м батальоне в каждой из четырех рот изучались одна из следующих специальностей: в 1-й роте - пулеметное дело, во 2-й - саперное дело, в 3-й - служба связи, в 4-й - автомобильное дело.

Первые две недели обучения были очень тяжелыми, но постепенно все втянулись. После же трех месяцев работы строевая и полевая подготовка унтер-офицерских батальонов, не говоря уже о 1-м офицерском батальоне, по собственному признанию генерала Сахарова, не оставляла и желать лучшего. Генерал Нокс от имени Британской армии преподнес школе подарок: знамя, представляющее собой соединение русского национального и Андреевского флага с образом св. Георгия Победоносца и с надписью «За веру и спасение Родины» 1-го января 1919 года состоялось освящение этого знамени в военной церкви и парад.

В феврале 1919 года офицеры и унтер-офицеры прошедшие обучение школы были отправлены на укомплектование трех Сибирских дивизий: 12-й, 13-й, 14-й. (Омск, Ново-Николаевск, Томск). Наладив дело с новым набором в школу для продолжения курса, г. Сахаров в середине марта 1919 г. отправился вслед за первым выпуском в Омск.

На место г. Сахарова ввиду его отъезда был назначен полковник Плешков – кавалерист, гвардеец, спортсмен-наездник с мировым именем. Полковник Плешков был по характеру мягким, миролюбивым, склонным проводить время в кругу семьи. На должность начальника школы больше подходил командир 1-го офицерского батальона полковник Рубец-Масальский. Он был совсем не на много моложе полковника Плешкова в этом чине, по выпуску же из военного училища полковник Рубец был старше Плешкова на восемь лет. В отличие от Плешкова полковник Рубец был властным беспокойным человеком.

В дальнейшем 1-й батальон укомплектовывался уже не офицерами, повторяющими курс и восстанавливающими в себе дух и облик офицера Старой армии, а молодежью-юнкерами, которые по прохождении четырехмесячного курса должны были выпускаться в строевые части портупей-юнкерами, и здесь по прошествии двух-трех месяцев службы войсковые начальники могли представить их к производству в подпоручики.

С августа по Владивостоку поползли слухи, что генерал Гайда, бывший командующий Сибирской армией и отрешенный от должности после того, как аппетиты этого честолюбца перешли границы всего возможного, приехал во Владивосток и затевает политическое выступление.

По инициативе полковника Рубца и с разрешения начальника школы поручик Суражкевич организовывает контрразведку школы. Он проверяет слухи о положении в городе и результаты докладывает полковнику Рубцу. Юнкеру 3-й роты Соколову была поставлена задача: заручившись доверием гайдовцев войти в их организацию, чтобы своевременно информировать школу обо всем происходящем в эшелонах Гайды. Однако скоро он был заподозрен в двойной игре и убит.

В подавлении выступления Гайды принимали участие два батальона школы под командованием полковника Рубца: 280 юнкеров и 26 офицеров, вооруженные 6-ю пулеметами. Позднее в качестве подкрепления были переброшены две роты 3-го батальона под командованием полковника Добровольского. Гардемарины капитана 1-го ранга Китицына перекрыли пути отхода мятежников по Нижне-Портовой улице. К концу боя к вокзальной площади подошел взвод русских легионеров штабс-капитана Хопкова, недавно прибывшего из Франции. Бронепоезд «Колмыковец» оказал действенную помощь во время боя и, хотя был сведен мятежниками с рельсов, не позволил им соединится с портовыми рабочими Эгершельда. Перед штурмом вокзал был обстрелян из орудия, приданного отряду полковника Рубца. А со стороны акватории бухты «Золотой Рог» восточную часть вокзала обстрелял миноносец «Лейтенант Малеев».

Общая численность мятежников, сосредоточившихся в здании железнодорожного вокзала, товарной станции и эшелонах, стоящих на привокзальных путях, достигала 2000 человек, с учетом примкнувших к ним Морских стрелков. Это были портовые и железнодорожные рабочие, солдаты и военнослужащие, прибывшие в эшелонах из Сибири вместе с генералом Гайдой.

Интересен и показателен тот факт, что восставшие не имели сочувствия среди местного населения, главным образом, из-за того, что во главе их стоял иноземец. Восстание было делом рук эсэров и большевиков и Гайда только случайно возглавил мятеж, оказавшись в кульминационный момент во Владивостоке. Эсэры воспользовались его конфликтом с Верховным правителем, сделав ставку на ущемленное самолюбие опального генерала. Октябрьское восстание 20-го года эсэров и большевиков во Владивостоке провалилось так же, как и аналогичное восстание в Питере, в июле 17-го года, организованное теми же персонажами – эсэрами и большевиками.

С победой над Гайдой Верховный правитель поздравил школу по телеграфу и произвел всех юнкеров, участвующих в подавлении восстания, в портупей-юнкера, а портупей-юнкеров – в подпоручики, офицеры же представлены к наградам.

19-го декабря в школе состоялся торжественный молебен Господу Богу по случаю победы, а кроме того, была отслужена панихида по зверски убиенным Императору Николаю и его семье. Похороны погибших участников подавления восстания состоялись на Эгершельдском военном кладбище. Перед открытой могилой говорились речи. Сильное впечатление на всех произвело выступление Николая Дионисьевича Меркулова, говорившего с большим эмоциональным подъемом.


Козько Виталий Анатольевич

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь