Клуб директоров

20
лет

904
директоров

5860
статей



В городе Чанчунь - столице марионеточного государства Манчжоу-Го я бывал неоднократно.

На этот раз наша делегация посетила город по случаю выполнения обязательств договора о сотрудничестве с одним из крупнейших университетов Китая - Цзилиньским. Время от времени, приезжая в этот город, я не переставал удивляться темпам и размаху экономического роста по всем направлениям и особенно в области высшего образования.



История о японских альбомах из китайского города Чанчуня и фотографии генерала Оямы

Если в начале 90-х гг. XX в. средняя зарплата китайского профессора остановилась на отметке 300 юаней (приблизительно 40 долларов США), то уже в начале XXI в. его заработок увеличился в десятки раз. Я не говорю об оборудовании и оснащении учебного процесса, о неудержимом строительстве все новых университетских зданий и сооружений.

Наше высокое начальство из Москвы, единожды побывав в Китае, как правило в Пекине, и повосхищавшись успехами и достижениями китайской экономики, какое-то время оживленно рассуждает о «китайском опыте», а потом все реформы сводит к вопросу об ЕГЭ (едином государственном экзамене), ГИФО (государственных именных финансовых обязательствах), пресловутом Болонском процессе, модернизации или реформе российского образования, очень напоминающих сюжет Крыловской басни «Квартет». Поистине, «как ни садитесь...». Почему-то совершенно не принимается во внимание, что в Китае, да и, собственно говоря, почти во всех странах мира ответственность за высшее образование, в том числе и финансово-экономическую, несет государство. Ведь настоящее образование - это наше будущее. Дай бог, чтобы правительство все-таки поняло и в ежегодных принятиях бюджета, именующихся то «бюджетом стабилизации», то «бюджетом развития», появился «бюджет образования».

А пока, стуча от холода зубами, я бродил по антикварному базару Чанчуня, объясняя на пальцах и с помощью нескольких десятков китайских слов, что мне нужно.

Вот здесь я и увидел этот небольшой альбом с японскими открытками. Обложка из бархата давно уже потеряла свой первоначальный цвет, но открытки были в отличном состоянии.

После продолжительного торга альбом перекочевал в мою сумку вместе со свитком, на котором были изображены император Мутсухито, карта боевых действий времен Русско-японской войны 1904-1905 гг. и стройные ряды японских иероглифов. Сейчас эти находки экспонируются на нашей выставке, развернутой в Доме музеев ДВГТУ.

Второй интересный альбом небольшого формата попался мне на глаза уже в другой лавке, но в этом же городе Чанчуне во время участия в российско-китайской конференции по высшему образованию.

Как и все японские книги, открывается он с тыльной стороны. Название альбома выполнено на японском языке тиснением на дер-мантиновой обложке темно-серого цвета.

В альбоме 86 фотографий (часть из них цветные) на мелованной бумаге. Пояснения к ним на японском и английском языках отпечатаны на бумаге обычного качества.

Вероятно, этот альбом предназначался для туристов, потому что начинается с демонстрации двух цветных карт, одна из которых так и называется: «Путешествие по Манчжурии». За картами следует портрет его величества Пу И - императора марионеточного государства Маньчжоу-Го, созданного Японией в 1932 г. и по сути являвшегося ее колонией. Очевидно, эта дата и является датой изготовления альбома, потому что других сведений о времени его издания обнаружить не удалось.

На фотографиях запечатлены виды городов Маньчжурии, особенности их архитектуры, памятные места. Среди них Порт-Артур (ныне Люйшунь), Дайрен (японское название Дальнего, а ныне Даляня), Чанчунь - столица государства Манчжоу-Го, Мукден, Харбин и другие.

Несколько фотографий посвящены памятникам, установленным японцами на полях сражений Русско-японской войны 1904-1905 гг.

По всей вероятности, фотографии из этого альбома стали основой для изготовления почтовых открыток, многие из которых входят в коллекцию Дома музеев Дальневосточного государственного технического университета.

Третий альбом открыток из Чанчуня - зеленый, в виде гармошки с серебристым рисунком розы и иероглифов.

В нем размещены цветные и черно-белые почтовые карточки, выпущенные в Японии.

Виды Харбина и жанровые сценки периода начала и первой трети XIX в. раскрывают особенности жизни города и северной Маньчжурии, как об этом начертано на каждой открытке по-японски и по-английски. Сколько же русского было в этом городе, столице КВЖД!

Приобрести альбом удалось за довольно низкую цену, учитывая, что я встречал «двойников» отдельных открыток, стоимость которых достигала внушительных размеров.

Когда показал этот альбом коллегам из Харбинского политехнического университета, они долго восхищенно качали головой, переговариваясь между собой, а после моего предложения издать книгу «Китай на почтовых открытках.100 лет спустя» они, на удивление, быстро согласились. В конце 2006 г. книга увидела свет, и была посвящена году Китая в России, который проходил под этим девизом в 2007 г.

Очень интересную подборку из 15 фотографий, помеченных на обратной стороне красным карандашом инициалами «И.М.», я приобрел в Москве в магазине «Комбриг». Лежали они в глубине витрины с плохим освещением, перетянутые резинкой, безымянные, и даже ценник был плохо виден.

Бывая в этом магазине несколько раз в году во время командировок, я не очень-то обращал на них внимание. Но однажды попросил показать поближе. Недовольный продавец долго искал ключи, ворчал что-то себе под нос. Короче говоря, минут через двадцать я уже перебирал эти фотографии и узнавал многие из них. Почти все они были опубликованы в «Летописи Русско-японской войны (1904-1905 гг.)», издаваемой по итогам событий в Санкт-Петербурге. Особенно мне запомнилась фотография японского генерала Оямы.

Ояма Ивао - главнокомандующий всеми войсками японской Маньчжурской армии во время Русско-японской войны 1904-1905 гг., фельдмаршал, маркиз, выходец из самурайской семьи. Прославился еще в Японо-китайскую войну 1894-1895 гг. как герой Порт-Артура и Вей-Хай-Вея, где командовал 2-й армией. Изучал военное дело в Пруссии, Швейцарии и Франции, дважды был военным министром в правительственном кабинете Японии. Принимая участие в реорганизации японской армии, отдавал предпочтение германской военной доктрине, неоднократно выигрывал сражения в Русско-японской войне 1904-1905 гг., нанося серьезные поражения русской армии под командованием генерала Куропаткина. В ходе боевых действий предпринял попытку в сражениях под Ляояном и Мукденом повторить Седанскую операцию 1870 г., когда немецкие войска окружили и разгромили французскую армию.

По свидетельству очевидцев, генерал, вернее маршал Ояма, всегда считал себя солдатом и демонстрировал полное отсутствие интереса к политике.

На фотографии генерал Ояма запечатлен сидящим на потертом венском стуле, установленном прямо на траве. Генерал облачен в походный мундир с крупными звездами на обшлагах рукавов и прикрепленными низко, на уровне живота, двумя орденами, расположенными симметрично с левой и правой сторон. До блеска начищенные сапоги с широкими голенищами, едва заметная на фотографии сабля с левой стороны и походная фуражка с коротким козырьком завершают фотопортрет.

Весьма примечательны твердое волевое лицо генерала, пронзительный взгляд с присущим японцам разрезом глаз и короткая седая бородка квадратной формы.

Эта фотография обошла в то время практически все печатные агентства мира, освещавшие события Русско-японской войны 19041905 гг.

Некоторые из фотоснимков неизвестного фотографа действительно уникальны, не потеряли четкости изображений и удивительно хорошо сохранились. А ведь с момента их изготовления прошло уже больше ста лет. Нельзя было не заметить, что фотограф, сделавший снимки, обладал и высоким художественным вкусом. Особенно это видно на фотографиях, где засняты японские санитары, переносящие раненых русских военнопленных.

Как эти фотографии попали в Россию - выяснить не удалось, однако в одном из русских журналов периода 1904-1905 гг. я прочел сообщение о взятии в плен японского фотографа. Там же были опубликованы и некоторые снимки, оригиналы которых мне посчастливилось приобрести.

Немного позже в альбоме о Русско-японской войне, изданном С.М. Прокудиным-Горским в Санкт-Петербурге, я обнаружил фотографию, на которой были запечатлены главный фотограф 1-й японской армии и его помощник.


Турмов Геннадий Петрович

Должность:
профессор ДВГТУ
Компания:
Дальневосточный государственный технический университет

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь


Комментарии к статье. Напишите свой комментарий первым.

Введите цифры на картинке