Клуб директоров

20
лет

904
директоров

5860
статей



Г.П. Турмов, президент ДВГТУ, профессор.
«Граф» - это старейший и третий титул в табеле о рангах британских пэров, стоящий после маркиза и перед виконтом.
Но оказывается, что есть ещё и фамилия Граф. Я заглянул в энциклопедию и обнаружил несколько знаменитых людей по фамилии Граф, которые жили в разное время и творили каждый в своей области. Это и швейцарский художник Урс Граф времён средневековья, и немецкий писатель Оскар Мария Граф из нашего ХХ века, и немецкая же теннисистка, олимпийская чемпионка Штефани Граф...



Графская история

Интересно, откуда берутся такие фамилии? Я вспомнил, что в школе учился с парнем по фамилии Король, правда, ничего королевского в нём не было. А ещё был выпускник ДВПИ Роман Васильевич Король, заслуженный геолог, первооткрыватель нескольких месторождений полезных ископаемых. Вот это действительно король - король геологов.

Фамилию Граф я стал разыскивать после телефонного разговора со своим парижским знакомым Александром Владимировичем Плотто, внуком первого в России командира соединения подводных лодок во Владивостоке. Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. это соединение называлось «особым отрядом миноносок».

В телефонном разговоре Александр Владимирович посоветовал мне прочитать книгу Гаральда Графа «Моряки», в которой описывалась судьба транспорта «Иртыш», затопленного у берегов Японии. А когда я посетовал на то, что её трудно будет разыскать в России, он пообещал сделать мне копию некоторых глав и переслать по почте. Что он и сделал.

Удивительно, но посылку из Парижа я получил день в день с началом визита во Владивосток Великой княгини Марии Владимировны, главы Российского Императорского Дома. Просматривая дома книгу Г. Графа из посылки А. Плотто, вернее ксероксные копии отдельных её глав, я обратил внимание на то, что фамилия Граф встречается и в другой книге, подаренной мне Великой княгиней. Её отец, Великий князь Владимир Кириллович, в автобиографической книге «Россия в нашем сердце» вспоминает следующее: «Весной 1929 года он (отец) перевёл свою канцелярию в Сен-Бриак и снова, как в Кобурге, стал проводить каждое утро за работой. Его секретарь или начальник канцелярии, который в одном лице представлял собой весь кабинет отца, каждое утро приходил к нему с докладом. Секретарём этим был адмирал Георгий Карлович Граф, оказавшийся для моего отца чрезвычайно удобным человеком, потому что он считался финским подданным, то есть он имел финский паспорт и не был на положении эмигранта. Он легко мог получить любую визу, и его можно было в случае надобности посылать в разные страны. Отец очень любил его».
 

В подстрочных примечаниях добавлено: «Георгий Кириллович Граф, так же, как и Великий Князь Кирилл Владимирович, закончил в Петербурге Морскую Академию, где зимой 1911-1919 гг. они иногда встречались. Мать Г.К. Графа была довольно близко знакома с Великой Княгиней Марией Павловной, матерью Кирилла Владимировича. Она работала на складе Великой Княгини во время японской, а затем и первой мировой войн и была одной из главных её помощниц по заготовке белья для раненых».

Георгием Граф стал после принятия православия уже после революции, а до этого его полное имя звучало Гаральд Густав Герман. Гаральд вышел из семьи потомственного дворянина Великого княжества финляндского Карла Бернгарда Графа и «финской шведки» баронессы Софии Герман Седеркрейц-Энгенштерн. В одной из характеристик на Гаральда отмечалось: «несмотря на то, что мать - финляндская шведка, а отец - финляндский немец, лейтенант Граф совершенно русский человек по убеждениям, привычкам и вкусам». Обладая слабым здоровьем и будучи к тому же близоруким, Гаральд Граф всё-таки поступил в Морской кадетский корпус. Но впоследствии почти во всех аттестациях на него указывалось слабое здоровье, близорукость и некоторая укачиваемость.

Выпуск Графа вошёл в историю флота под названием «царского» - впервые в истории Николай II лично произвёл гардемарин в мичманы без экзаменов за несколько месяцев раньше срока. Это событие произошло на второй день после получения известия о нападении японских миноносцев на наши корабли в Порт-Артуре. Из 128 человек одновременно с Графом, получивших мичманские звёздочки, 25 погибли в боях с японцами.

Сам Г. Граф участвовал в переходе 2-ой Тихоокеанской эскадры на транспорте «Иртыш», испытал горечь поражения русского флота и лишения японского плена.

В одну из командировок в Японию мне довелось побывать в городе Гоцу, в местечке Ваки, где высадился экипаж «Иртыша», злоключения которого так красочно описал Граф в своей книге «Моряки».

В местном Доме культуры я осмотрел небольшой музей, где были выставлены вещи с транспорта «Иртыш», поклонился памятнику, установленному японцами на месте высадки русских моряков.

По поводу одного из экспонатов, немецкого пехотного стального шлема, фотография которого была опубликована в моём рассказе в журнале «Восточный базар», большое удивление выразил Александр Владимирович Плотто, ошибочно полагавший, как и многие другие историки, что такие каски начали применяться в период первой мировой войны 1914 года.

А я после этого телефонного разговора вспомнил, что в моей коллекции есть почтовая карточка, на которой защитники Порт-Артура были в таких вот стальных касках.

Я уже рассказывал историю о фотографии офицеров «Иртыша», на которой в центре был изображён лейтенант П. Шмидт, а не командир «Иртыша» капитан II ранга Ергомышев, как утверждалось в японском проспекте. Интересно, что на этой фотографии запечатлён и мичман Г. Граф. Других его фотографий я не смог разыскать до недавней поездки в Москву.

Когда госпожа Т. Марисаки, хранительница музея, передала мне самиздатовский скромный проспект о музее «Иртыша» на японском и русском языках, я обнаружил в нём только три фамилии из семнадцати офицеров экипажа транспорта. В проспекте значилось (привожу дословно): «Командир корабля князь Ергомышев Константин Львович, полярник, исследователь, гидролог (любитель выпить). Зам. командира - поручик Шмидт Пётр Петрович, в апреле 1905 года сошёл на берег в Порт-Саиде ввиду болезни. Красный адмирал восстания на крейсере «Очаков».

Вахтенный офицер - подпоручик Граф Г. Карлович, автор книги «Морские дневники Графа», описывающей тайну золотого бунта».

Конечно, в этом тексте надо учесть особенности перевода с русского языка на японский, и затем обратно с японского на русский, но что написано, то написано.

Во время перехода эскадры мичману Г. Графу поручили получить крупную сумму денег. Он остаётся на берегу, получает 8000 фунтов стерлингов в золоте и догоняет свой корабль на попутных судах. Наверное, не очень-то комфортно чувствовал он себя, путешествуя с чемоданом золота в не совсем благонадёжных портах юго-восточной Азии.

Тайна золота «Иртыша» привлекла к себе внимание и в наше время. По воспоминаниям госпожи Т. Морисаки, в 60-х годах была даже организована какая-то экспедиция и предпринята попытка по подъёму корабля, которая, однако, не увенчалась успехом.

В своей книге Г. Граф не скрывает тёплого отношения (и своего, и офицеров «Иртыша») к лейтенанту П. Шмидту и неприязненного - к командиру К.Л. Ергомышеву, «когда-то выдающемуся офицеру, подававшему большие надежды, но сгубившему свою карьеру вином».

А лейтенанту П. Шмидту Г. Граф даёт совсем другую характеристику: «Он происходил из хорошей дворянской семьи, умел красиво говорить, великолепно играл на виолончели и был мечтателем и фантазёром, истинным сыном своего века и продуктом русской либеральной интеллигенции».

После семимесячного плена Гаральд Граф вместе с другими членами экипажа «Иртыш» был доставлен на пароходе «Тамбов» во Владивосток, откуда его направили в Петербург для прохождения дальнейшей службы, где он служил на минных кораблях, а затем на эсминце «Новик».

Карьеру Г. Графа оборвал 1917 год: он ушёл в отставку в звании капитана 2 ранга и остался жить в Финляндии.

Звание капитана I ранга и контр-адмирала ему присваивали уже Великие князья Кирилл и Владимир, хотя многие эмигрантские организации подобные производства не признавали.

Георгий Граф (это имя он получил после принятия православия) прослужил Императорскому Дому России в изгнании с 1917 по 1941 год.

На второй день после нападения фашистской Германии на СССР, 23 июня 1941 года, Г. Граф был арестован немцами и заключён в концлагерь во Франции. Так он оказался в плену во второй раз. Вышел он на свободу лишь в августе 1942 года.

Личная жизнь Г. Графа сложилась драматически. Его первая жена Нина Викторовна умерла в 1917 году, через восемь лет после свадьбы, а дочь Лидия скончалась в возрасте 17 лет в Сен-Бриаке.

Второй раз Г. Граф женился уже в 1919 году на Вере Павловне Гамзиной, дочери умершего от голода в Петрограде инженера-механика капитана I ранга. Вера Павловна на долгие годы стала его надёжной спутницей и верной помощницей.

Г. Граф оставил потомкам книги «На Новике», «Моряки», «Императорский Балтийский флот», «Кобург - Сен-Бриак», «На службе Императорскому Дому России. 1917-1941. Воспоминания» и др.

В конце сороковых годов он обучал офицеров флота Великобритании русскому морскому наречию и даже составил «Самоучитель по русской морской терминологии».

Последние годы жизни Георгий Граф провёл в США, куда переехал к старшему сыну и где преподавал русский язык и дорабатывал свои воспоминания.

Довольно скупые сведения о Г. Графе я разыскал в «Морском биографическом словаре», выпущенном в 2001 году в Санкт-Петербурге.

Да ещё всемогущий Интернет дал толику информации в статье А.Ю. Емелина об этом удивительном человеке, носившем такую «дворянскую» фамилию «Граф».

Кстати, в «Морском биографическом словаре» я, к своему великому удивлению, обнаружил и несколько статей о преподавателях и выпускниках кораблестроительного факультета ДВПИ Н.В. Барабанове, А.М. Подсушном, Н.К. Зорине, В.П. Вологдине, О.К. Аниканове, П.П. Пустынцеве и даже о себе.


Турмов Геннадий Петрович

Должность:
профессор ДВГТУ
Компания:
Дальневосточный государственный технический университет

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь


Комментарии к статье. Напишите свой комментарий первым.

Введите цифры на картинке