Клуб директоров

20
лет

904
директоров

5860
статей



Вопреки ожиданиям IV часть Гражданского кодекса Российской Федерации не позволит в полной мере решить поставленную задачу перехода к инновационной экономике при вступлении с 01 января 2008 года этого закона в силу (особенно главы 75 и 77). С учетом же исключения информации из числа объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ) и внесения изменений в ряд федеральных законов, имеющих принципиальный, если не революционный, по своим последствиям характер, можно прогнозировать ухудшение ситуации в этой области.



Правовые последствия вступления в силу части четвертой Гражданского кодекса для экономики России

Лопатин Владимир Николаевич,
директор Республиканского НИИ интеллектуальной собственности,
доктор юридических наук.

 

Во-первых, сфера отношений, регулируемых законом «О коммерческой тайне», существенно сокращается. Если сегодня закон регулирует отношения, связанные с отнесением информации к коммерческой тайне, ее передачей и охраной конфиденциальности, то с 1 января 2008 года предметом данного закона будут отношения, связанные только с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении секретов производства (ноу-хау). В то же время предлагается действующую норму о понятии «режим коммерческой тайны» признать утратившей силу, под коммерческой тайной понимать режим конфиденциальности информации (сегодня - конфиденциальность информации).

При этом существенно расширяется объем ноу-хау. Если сегодня секреты производства (ноу-хау) являются только одной из разновидностей информации, составляющей коммерческую тайну, то после вступления в силу части четвертой ГК РФ и предлагаемых изменений любая информация, составляющая коммерческую тайну, объявляется секретом производства (ноу-хау).

При разных названиях статьи 1465 ГК РФ «Секрет производства (ноу-хау)» и новой редакции пункта 2 статьи 3 ФЗ №98 «информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства)» их содержание совпадает дословно.

Представляется, что данный подход будет противоречить общепринятой практике и международным обязательствам России.

В настоящее время о ноу-хау упоминается более чем в 180 международных соглашениях.

Коммерческая тайна сама по себе не является объектом интеллектуальной собственности, но имеет важное значение для создания условий, благоприятствующих вовлечению в хозяйственный оборот такого объекта интеллектуальной собственности, как ноу-хау. Ноу-хау является самостоятельным объектом интеллектуальной собственности, права на который охраняются в режиме коммерческой тайны.

Во-вторых, существенно изменяется объем и характер правомочий правообладателя на коммерческую тайну.

Поскольку ноу-хау является одним из объектов интеллектуальной собственности, то, следовательно, институт исключительного права как специфический институт, используемый ранее только применительно в сфере интеллектуальной собственности, теперь предлагается использовать по отношению ко всей коммерческой тайне.

Для этого наряду с установлением исключительного права на секрет производства в статье 1466 ГК РФ признаются утратившими силу положения части 2 статьи 4 и статьи 7 ФЗ №98, устанавливающие сегодня права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну.

В то же время, если правообладатель исключительного права вправе использовать ноу-хау по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений; распоряжаться исключительным правом, если ГК РФ не предусмотрено иное; по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование ноу-хау (предоставление права использования), то объем прав современного обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, гораздо шире. Отмена ряда правомочий без их законодательного закрепления за правообладателем исключительного права, в том числе по установлению, изменению и отмене режима коммерческой тайны, охране и защите прав на нее (п.п.1,5,6,7 в п.2 статьи 7), приведет к новой декларативности действующего закона.

В то же время у правообладателя исключительного права на секрет производства (ноу-хау) появятся новые, ранее не присущие ему обязанности. Так, например, согласно требованиям п.1 статьи 6 ФЗ №98 он будет обязан по мотивированному требованию органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления предоставлять им на безвозмездной основе свои секреты производства.

В-третьих, существенно изменяются сроки и условия правовой охраны прав на коммерческую тайну.

В соответствии со статьей 1467 ГК РФ исключительное право на секрет производства будет действовать до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений, составляющих его содержание. С момента утраты конфиденциальности соответствующих сведений исключительное право на секрет производства прекращается у всех правообладателей.

Необходимо учитывать, что принятый закон (часть IV ГК РФ) противоречит, по нашей оценке, более чем десяти международным договорам в сфере интеллектуальной собственности, участником которых является Российская Федерация и положения которых, в соответствии со ст. 15 Конституции РФ, являются для нашей страны обязательными (в том числе соглашению ТРИПС при присоединении России к ВТО).

Кроме того, можно прогнозировать проблемы при выполнении многих норм части IV ГК РФ в связи с отсутствием их финансирования. Обратимся к практике применения некоторых уже действующих законов в сфере интеллектуальной собственности.

В 2003 г. Федеральным законом №22-ФЗ были внесены изменения и дополнения в Патентный закон РФ. В частности, Патентный закон РФ был дополнен ст. 9.1 «Право на получение патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец, созданные при выполнении работ по государственному контракту». Государство в лице уполномоченных органов исполнительной власти наделялось правом подавать заявки на патентование результатов интеллектуальной деятельности, полученных при бюджетном финансировании.

При направлении законопроекта в Государственную Думу РФ его разработчики также указали, что дополнительного финансирования за счёт средств федерального бюджета не потребуется. Изменения в Патентный закон РФ были приняты. Однако прошедшие три года показали, что указанная статья этого закона не работает. Причина этого в том, что при подаче заявки в Патентное ведомство заявитель (в том числе и орган государственной власти) обязан уплатить специальную пошлину. Кроме того, необходимо произвести и другие расходы. Но в федеральном бюджете на это денежных средств не выделяется.

В результате предприятия, выполняя требования закона, информируют госзаказчиков - органы исполнительной власти - о том, что они получили охраноспособные результаты, но заявки эти органы власти в Патентное ведомство не подают и, соответственно, патенты не получают.

Предприятия, получающие бюджетное финансирование на НИОКР, оказались заложниками такой позиции законодателя и Правительства России и вынуждены «играть» в двойную игру. С одной стороны, они информируют госзаказчика в лице министерств и ведомств, что получены охраноспособные результаты при бюджетном финансировании, но, с другой стороны, не дожидаясь 6-месячного срока, который отводится органу исполнительной власти для подачи заявки, подают собственную заявку на патент от своего имени. При этом пошлины и иные установленные сборы предприятия оплачивают из собственных средств.

Этот пример наглядно показывает, к чему приводит игнорирование потенциальных финансовых затрат, которые необходимо будет понести в связи с реализацией той или иной нормы закона. Как говорится, скупой платит дважды. Но в данном случае государство платит дважды не только за скупость, но и за глупость своих чиновников, причем не из их кармана, а из государственной казны, за счет налогоплательщиков.

В новой части Гражданского кодекса РФ подобных норм более чем достаточно, и ни по одной из них не предусмотрено финансирование из федерального бюджета. К чему это приведёт? К пустому декларированию и неисполнению норм закона. И это никак не будет способствовать повышению эффективности охраны интеллектуальной собственности.

Сегодня выполнение государственными заказчиками своих функций по правовой охране результатов интеллектуальной деятельности и вовлечению их в экономический оборот требует определенных финансовых ресурсов. Однако федеральный бюджет Российской Федерации не предусматривает расходы на эти цели.

Несмотря на принимаемые решения по переходу к инновационной экономике, в стране отсутствуют организационно-правовые механизмы, обеспечивающие реализацию и внедрение получаемых результатов научно-технической деятельности в реальную экономику. В то же время собираемые ежегодно пошлины и платежи Роспатентом (до 1,5 млрд. рублей) и ФАПРИД при Минюсте России (до 1 млрд. руб. - в сфере военно-промышленного комплекса) направляются в основном не на решение указанной выше задачи, а на финансирование этих структур и проведение новых НИОКР.

Поиск ответов на эти вопросы позволяет утверждать, что краеугольным камнем в решении этой задачи является решение проблемы обеспечения баланса интересов государства (госзаказчиков), предприятий (исполнителей по госзаказу), а также граждан (авторов) в части закрепления и реализации прав на результаты научно-технической деятельности, что предполагает научное обоснование, определение стратегии и целей государственной политики, законодательное регулирование и организационное обеспечение.

В целях повышения эффективности государственной политики в области охраны и защиты интеллектуальной собственности и развития национальной инновационной системы, а также в связи с предстоящим вступлением России в ВТО, представляется целесообразным предусмотреть возможность продления срока вступления в действие части IV Гражданского кодекса Российской Федерации до 01 января 2009 года с учетом необходимости принятия предусмотренных для реализации ее норм трех федеральных законов и 16 постановлений Правительства Российской Федерации, а также указанных изменений в главы 75 и 77.

Решение этих и других задач позволит продвинуться в достижении баланса развития и безопасности интересов граждан, общества и государства в сфере интеллектуальной собственности как на национальном, так и на международном уровнях.

В этих целях в 2005 году совместным решением Счетной Палаты РФ и Торгово-промышленной Палаты РФ при участии РАН был учрежден Республиканский НИИ интеллектуальной собственности (РНИИИС) как пример частно-государственного партнерства, который является сегодня единственной научной организацией в России, специализированной в области интеллектуальной собственности, объединяющей уникальных специалистов и ведущих ученых страны в этой области.

В структуре РНИИИС со штатом 95 чел. - четыре научно-исследовательских отдела, а также 6 региональных научно-исследовательских центров: Санкт-Петербургский, Южный, Приволжский, Уральский, Сибирский, Дальневосточный.

    Основные виды осуществляемой Институтом деятельности:
  1. научная деятельность, направленная на получение и применение новых знаний в области интеллектуальной собственности, в том числе проведение фундаментальных и прикладных научных исследований;
  2. консультирование по вопросам эффективного оборота объектов интеллектуальной собственности, охраны и защиты прав и законных интересов правообладателей на эти объекты, а также представительство в судебных и налоговых органах по налоговым и таможенным спорам;
  3. аудит по независимой проверке бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организаций и индивидуальных предпринимателей;
  4. подготовка проектов программ, нормативных актов;
  5. проведение экспертизы проектов и программ, охраноспособности прав на полученные результаты интеллектуальной деятельности по обращениям заявителей;
  6. закрепление прав на полученные результаты интеллектуальной деятельности по обращениям заявителей;
  7. управление правами на объекты интеллектуальной собственности по обращениям правообладателей на договорной основе;
  8. оказание юридических услуг по осуществлению правовой охраны и защиты прав и законных интересов правообладателей на объекты интеллектуальной собственности;
  9. оценочная деятельность по установлению рыночной или иной стоимости в отношении объектов оценки, в том числе объектов интеллектуальной собственности и прав на них; предприятий как имущественных комплексов, их нематериальных активов (интеллектуальной собственности);
  10. консалтинг по вопросам интеллектуальной собственности;
  11. обучение в установленном законодательством Российской Федерации порядке специалистов;
  12. издательская деятельность.

В 2006-2007 гг. РНИИИС подписаны договоры и соглашения о научном и учебном сотрудничестве с ведущими центрами вузовской и академической науки по проблемам интеллектуальной собственности, а также органами государственной власти, в сферу полномочий которых входят вопросы интеллектуальной собственности. В соответствии с данными соглашениями РНИИИС выступает головным центром научно-методического обеспечения органов государственной власти по вопросам интеллектуальной собственности.

С более подробной информацией, в том числе о структуре, сотрудничестве, основных событиях, результатах деятельности Института в 2006-2007 гг., можно ознакомиться на сайте Института: www.rniiis.ru.

Адрес Дальневосточного НИЦИС РНИИИС:
г. Владивосток, ул. Пушкинская, д.37, тел. (4232) 26-81-76,

alexeiko@festu.ru.

П р и г л а ш а е м   к   с о т р у д н и ч е с т в у.

Коршенко И.Ф.

Должность:
член-корреспондент Российской Экологической Академии
Компания:
Центр коммерциализации и трансфера технологий ДВГТУ

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь


Комментарии к статье. Напишите свой комментарий первым.

Введите цифры на картинке