Клуб директоров

21
лет

906
директоров

5886
статей



Высший арбитражный суд РФ в попытках дать внятное определение недобросовестности вообще решил отказаться от этого термина. Взамен судьи предложили инспекторам искать при налоговых проверках так называемую необоснованную налоговую выгоду. А чтобы труды налоговиков не оказались напрасными, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ издал 12.10.2006 года постановление № 53, в котором установил признаки такой выгоды.



Необоснованная налоговая выгода вместо недобросовестности

Что принесет новый документ судей налогоплательщикам? Поможет отстоять в суде свою правоту или даст налоговым инспекторам новое оружие в борьбе за пополнение бюджета? Чтобы дать ответ на этот вопрос рассмотрим более подробно данный документ.

Прежде чем анализировать новый подход Высшего арбитражного суда, остановимся на том, что представляет собой налоговая выгода, каковы ее признаки и кто будет доказывать необоснованность налоговой выгоды.

Определение налоговой выгоды дано судьями в пункте 1 постановления № 53. Фирма получает такую выгоду, если уменьшает свои налоговые платежи за счет снижения налоговой базы, ставки налога, получения дополнительных вычетов, льгот или права вернуть уплаченный налог из бюджета.

Необоснованной налоговая выгода будет считаться, если она получена от операции, целью которой была исключительно минимизация налоговых платежей. Судьи называют такие операции лишенными целей делового характера. Иными словами, по мнению судей, любая сделка должна иметь какую-либо дополнительную цель (например, получение дохода), кроме снижения налогового бремени. Договор же, заключенный лишь для того, чтобы, скажем, уменьшить размер платежей по налогу на имущество, ведет к получению необоснованной налоговой выгоды. Последствия этого таковы. Сделка признается судьями недействительной. В результате в бюджет взыскивается сумма «необоснованно» сэкономленного налога, соответствующие пени и штраф.

Прямых свидетельств того, что та или иная сделка приводит к получению необоснованной налоговой выгоды в документе не содержится. Потому в постановлении № 53 приведены косвенные признаки необоснованной выгоды.

Большинство из них используется налоговыми органами в качестве улик недобросовестности налогоплательщика. Однако ВАС подчеркивает, что ни один из этих признаков сам по себе не доказывает, что сделка привела к получению необоснованной выгоды. Для этого нужна совокупность признаков. Но о конкретном числе «улик», которое нужно набрать для того, чтобы уличить фирму в получении необоснованной выгоды, в Постановлении нет.

Особняком стоят такие признаки необоснованной налоговой выгоды, как действия налогоплательщика «без должной осмотрительности и осторожности». Пункт 10 постановления № 53 позволит судам признать сделку лишенной деловой цели, если будет доказано, что налогоплательщик знал о том, что его контрагент нарушает налоговое законодательство. В данном случае необоснованная налоговая выгода будет обнаружена даже при отсутствии других признаков.

Постановление № 53 в очередной раз декларирует презумпцию добросовестности налогоплательщиков. Используя этот «устаревший» термин, Высший арбитражный суд РФ дает понять, что арбитры, приступая к рассмотрению налогового спора, будут исходить из того, что любая сделка имеет цели делового характера и не приводит к получению необоснованной налоговой выгоды. Доказывать обратное должны налоговики. Другое дело, что молчанием налогоплательщику в суде обойтись не удастся. Ему, в свою очередь, придется доказать, что обвинения налоговиков несостоятельны.

Согласна, что некоторые налогоплательщики, ознакомившись с этим документом, решат, что в нем ничего нового не сказано. Но на самом деле он имеет огромное практическое значение. По словам Дмитрия Дедова, начальника управления законодательства Высшего арбитражного суда РФ, «это постановление упорядочивает взаимоотношения компании и налогового инспектора, создает рамки, за которые последний не может выходить. Раньше инспекторы могли применять любые санкции, прикрываясь пресловутым понятием «недобросовестный», причем вкладывали туда все что угодно. Допустим, операция совершена сразу после создания фирмы или контрагент зарегистрирован по несуществующему адресу - любое из этих обстоятельств уже могло свидетельствовать о «недобросовестности» налогоплательщика. Это напоминало игру в кошки-мышки. Налоговики исходили из принципа «назовем недобросовестным, вдруг поймаем». В итоге суды были завалены совершенно непонятными и пустыми делами.

Мы решили положить этому конец, попытавшись изложить конкретный перечень обстоятельств, которые в совокупности могут свидетельствовать о недобросовестности или, как сказано в документе, о необоснованной налоговой выгоде. Если действия налогоплательщика попали в этот перечень, инспектор вправе применять санкции. Если нет, то никаких огульных обвинений в пресловутой недобросовестности больше не будет».

Однако, на мой взгляд, налогоплательщикам не стоит терять бдительности и заблаговременно проявлять «должную степень осторожности и осмотрительности» при заключении сделок, по которым они могут претендовать на получение налоговой выгоды.

Самый общий критерий необоснованной налоговой выгоды - это отсутствие целей делового характера. Это новое понятие судьями прямо не определено. Они лишь называют косвенные свидетельства того, что сделка деловых целей не имеет. Но приведет это все к тому, что даже те компании, которые далеки от идеи минимизации налоговых платежей, прежде чем заключить какую-либо сделку должны определять ее «деловой характер». Теперь для каждой нетипичной или просто крупной сделки необходимо готовить экономическое обоснование. Человек, ее инициирующий (а в компании всегда есть такой человек), должен будет писать служебную записку, бизнес-план или иной документ, поясняющий выгоду для компании от этой сделки или ее необходимость.

Налогоплательщик должен стараться иметь дело только с теми контрагентами, которые аккуратно платят налоги. Однако «недобросовестность» другой компании еще не повод обвинять вас. Для начала налоговики должны доказать вашу осведомленность о «схемах» контрагента. Презумпция же осведомленности допускается только для группы аффилированных лиц. Отношения между аффилированными лицами по-прежнему могут стать подозрительным обстоятельством. Налоговики будут спрашивать, с какой целью была создана дочерняя компания? Ответ, что она нужна для максимального экономического эффекта по отдельной операции, может быть как принят, так и не принят инспекторами и судом. И хорошо еще, если «дочка» занимается специальным проектом, отдельным бизнесом, которым нерационально заниматься материнской компании.

Таким образом, формально возложив бремя доказывания необоснованности налоговой выгоды на налоговиков, ВАС РФ фактически вынуждает предприятия, как и прежде, доказывать свою невиновность.


Кутенкова Наталья Семеновна

Должность:
Налоговый консультант, работающий по программе налоговый адвокат

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь