Клуб директоров

20
лет

904
директоров

5860
статей



После короткой командировки в Красноярск, где я выступал с годовым отчетом о деятельности нашего Научно-образовательного центра перед Сибирским отделением Российской академии образования, я разбирал накопившуюся за это время корреспонденцию и обратил внимание на письмо, адресованное мне «лично».

Вскрыв конверт - без обратного адреса, а только с фамилией и инициалами адресата - я обнаружил в нем два листка из школьной тетради в клеточку, на которых твердым почерком с соблюдением полей, почти печатными буквами было изложено послание.

По всему было видно, что письмо писалось разными ручками и в несколько приемов.

Начиналось оно так: «19 февраля с.г. я по радио услышала лично Ваше выступление о судьбе Вологдина. На меня произвел большое впечатление, как полагаю и на многих слушателей, Ваш исторический рассказ. Находясь под впечатлением услышанного, я думаю (извините за наивность), что история о пишущей машинке, принадлежавшей господину Рудакову, тоже Вас заинтересует»...



История о пишущей машинке

Далее Лариса Петровна, автор письма, сообщала, что у них дома хранится пишущая машинка «Ундервуд», купленная в магазине «Кунст и Альберс» в 1909 г. В письме был указан и номер квартирного телефона.

Конечно, я тут же позвонил Ларисе Петровне и мы договорились о встрече у нее дома.

В назначенное время я позвонил в квартиру одного из домов на Первой речке, где проживала Лариса Петровна. Меня провели в чистенькую комнату стандартной «хрущевки», тесно заставленную мебелью, имеющей, как я понял позже, практическую направленность: Лариса Петровна передвигалась по комнате, используя мебель для опоры. В комнате меня встретил муж Ларисы Петровны, Георгий Алексеевич, немногословный худощавый человек с внимательным взглядом.

Лариса Петровна с легким смешком тут же сообщила, что им по 87 лет и 65 лет они состоят в браке. Собственно, беседу вела хозяйка дома. Несколько раз наш разговор прерывался телефонными звонками, потом принесли пенсию, затем соседка принесла продукты… В перерыве между этими житейскими заботами, я узнал, что когда-то семья Ларисы Петровны соседствовала с семьей профессора Апполинария Васильевича Рудакова, бывшего ректором Восточного института в 1907-1917 гг.

Апполинарий Васильевич Рудаков был заметной фигурой в ориенталистике.

Пишущая машинка «Ундервуд», принадлежащая профессору А.В. Рудакову, была приобретена Ларисой Петровной у его жены Евгении Степановны в конце сороковых годов, о чем свидетельствовала справка из милиции. Ведь в то время соответствующие органы очень строго следили за множительной техникой, к которой относились и пишущие машинки.

Среди документов находились также «купчая» из магазина «Кунст и Альберс» от 1909 г. и даже байковая салфетка для протирки. «Ей тоже скоро 100 лет исполнится», - заметила хозяйка. Позже Лариса Петровна принесла из другой комнаты и самоучитель.

Пишущая машинка была довольно тяжелой. Вес ее я почувствовал, осторожно водружая машинку на большой круглый стол, стоящий посреди комнаты. Отщелкнув защелки и сняв черный металлический футляр с надписями на английском языке, я подивился сохранности и ухоженности.

Заметив удивление на моем лице, Лариса Петровна улыбнулась: «Хоть сейчас садись и печатай, а?» Я только развел руками.

Проходя по комнате, чтобы в очередной раз ответить на телефонный звонок, Лариса Петровна оперлась на спинку детского стула, дубового крепко сработанного и заметила: «А на этом стуле сидел Игореша Бельчук. Кстати, он закончил ваш вуз. А его отец был таким воспитанным, таким интеллигентным…»

«Игорь Бельчук это тот, кто был вице-губернатором?» - спросил я.

«Ну, да. Ну, да», - закивала головой Лариса Петровна. - «Он еще от еды отказывался, когда был маленьким. А вот сидя на этом стуле - ел».

Я вспомнил крепкую фигуру Игоря Львовича, его круглое розовощекое лицо и улыбнулся про себя.

Кстати, Бельчуки, отец и сын, закончили строительный факультет ДВПИ, стали профессорами, а Игорь Львович и сейчас читает лекции студентам-строителям.

«А Вы Татьяну Апполинарьевну - дочь Рудакова знаете?» - поинтересовался я. «Ой, что Вы», - всплеснула руками Лариса Павловна, - «я ее еще в капоре помню» .

Татьяна Апполинарьевна, врач по профессии, работает в краевой больнице, мы с ней познакомились в канун 100-летия высшего образования на Дальнем Востоке.

Георгий Алексеевич, пока Лариса Петровна отвлекалась на телефонные звонки рассказал мне о том, что во время Великой Отечественной войны он служил радистом на пароходе «Ванцетти».

Всего на этой машинке «Ундервуд» были напечатаны рукописи четырех книг Георгия Руднева о судьбах моряков торгового флота во время Великой Отечественной войны.

Вспомнился моим собеседникам и 1976 г., когда во Владивосток приезжала известная тележурналистка и телеведущая Валентина Леонтьева.

Передачу, в которой участвовали многие ветераны Дальневосточного морского пароходства, смотрела вся страна. Как автор одной из книг выступал на этой передаче и Георгий Алексеевич, пел капитан дальнего плавания и обладатель красивейшего голоса Соболевский, рассказывала о морских дорогах легендарная женщина-капитан Анна Щетинина.

К этой теме мы возвращались во время беседы несколько раз, как и неоднократно вспоминали и обнаруживали общих знакомых, коих к удивлению оказалось очень много.

Когда подошло время прощаться, Лариса Петровна немного всплакнула, расставаясь с дорогой ее сердцу реликвией, и еще раз напомнила о том, что А.В. Рудаков был глубоко верующим человеком. Она добавила также, что собирается после окончания строительства собора в Покровском парке подарить этому собору большой подсвечник в память о выдающемся ученом-ориенталисте Апполинарии Васильевиче Рудакове.


Турмов Геннадий Петрович

Должность:
профессор ДВГТУ
Компания:
Дальневосточный государственный технический университет

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь


Комментарии к статье. Напишите свой комментарий первым.

Введите цифры на картинке