Клуб директоров

20
лет

906
директоров

5885
статей



Архивная история

О к о н ч а н и е .
Начало в «ВБ» № 11(83)
ноябрь 2005

...Тем не менее, архивное дело Владимира Петровича Вологдина пригодилось. В нем оказались полные сведения об отце, Петре Александровиче Вологдине, который был Личным Почетным Гражданином. Правда, я не совсем четко представляю, что означал этот титул в то далекое время.

Интересна судьба самого Владимира Петровича. В своей книге «Сварщик Виктор Вологдин» В. Шевченко не упоминает о том, что Владимир Петрович Вологдин служил на флоте и был уволен в отставку в звании штабс-капитана корпуса инженеров-механиков флота. Причем служил он на кораблях Тихоокеанской эскадры, принимавших участие в Русско-японской войне 1904-1905 гг. Родственники, вероятно, умалчивали об этом периоде жизни Владимира Петровича по понятным причинам.

Несколько лет назад мне в руки попалась книга Анатолия Ромова «В чужих не стрелять», в которой рассказывается о жизни Валентина Петровича Вологдина перед Первой мировой войной. Написанная в жанре детектива, она, тем не менее, очень познавательна, и чувствуется, что автор основательно поработал в архивах.

Из первой партии документов, найденных в государственном архиве Военно-морского флота, наиболее интересным оказался Послужной список, из которого явствует, что в 1914 г. Виктор Петрович Вологдин произведен Высочайшим приказом по гражданскому ведомству в коллежские асессоры, имеет светло-бронзовую медаль в память 300-летия Дома Романовых и получает 1800 руб. в год.

А между тем пришла долгожданная бандероль из Санкт-Петербурга.

Я с нетерпением вскрыл ее, и беглый просмотр присланных материалов вверг меня в полное изумление. Документов было немного. В первом из них содержалась копия приказа из Книги приказов начальника Морского инженерного училища «Императора Николая I» за 1906 г., в которой излагался инцидент между начальником училища генерал-майором с неразборчивой подписью и воспитанниками. 9 декабря 1905 г. командиром 1-й роты была принесена жалоба на фельдфебеля старшего воспитанника Кальбуса, небрежно относящегося к своим обязанностям. Начальник училища обратился к воспитанникам с речью, в которой заявил, что воспитанники, управляющие читальней, «не могли так поступать, как они сделали с выпиской журнала «Русское дело», и что вообще при управлении читальней они нарушили правила училища». В ответ девять старшин, в числе которых был и фельдфебель старший воспитанник Виктор Вологдин, написали «недисциплинарный протокол» и сложили с себя обязанности по управлению читальней. Начальник училища доложил об этом инциденте Морскому Министру, который «изволил приказать» уволить из училища всех причастных, в том числе и Виктора Вологдина, что и было сделано в январе 1906 г. Благородный поступок, но несовместимый с требованиями воинской дисциплины в любом военно-учебном заведении при любом общественном строе.

В следующем документе, датированном 20 июня 1919 г. и подписанном лично адмиралом А.В. Колчаком, объявляется приказ о переименовании «инженер-механика старшего лейтенанта с производством в инженер-механика капитана второго ранга» коллежского асессора Виктора Вологдина со старшинством с 24 декабря 1917 года. (Вот и подтвердились слухи о том, что Виктор Петрович Вологдин был капитаном второго ранга!)

И наконец, самыми интересными были два документа: список офицерских чинов Морского ведомства, представляемых к награждению орденами, и приказ Верховного правительства от 1 августа 1919 г. Верховный правитель повелел «за мужество и храбрость, оказанную в борьбе с большевиками, наградить орденом Св. Владимира 4 степени с мечами и бантом капитана 2 ранга Вологдина Виктора...» Ранее, как указано в «Списке...», Виктор Петрович был награжден орденом Св. Станислава 3 степени.

И тут я согласен с В. Шевченко, автором книги «Сварщик Виктор Вологдин», что не мог Виктор Петрович одновременно жить во Владивостоке и в Сарапуле, быть техническим директором Дальзавода и капитаном второго ранга на Речной Боевой Флотилии Верховного правителя Российского государства адмирала А.В. Колчака. Да, наверное, и не было никакого «раздвоения личности», видимо, и там и там в силу жизненных обстоятельств в течение нескольких месяцев 1919 г. пришлось «хлебнуть лиха» Виктору Петровичу.

Как сохранила судьба Виктора Петровича Вологдина в тридцатые годы, в то трагическое время? Если бы эти документы попали в руки следователей ГПУ-НКВД, то одного заступничества К. Ворошилова, как пишет об этом В. Шевченко в своей книге «Сварщик Виктор Вологдин», было бы явно недостаточно.

Теперь мне понятнее стали сетования В. Шевченко на прохладное отношение проректора ленинградского кораблестроительного института профессора Вадима Дмитриевича Мацкевича к Виктору Петровичу Вологдину. Отец Вадима Мацкевича, Дмитрий Александрович, профессор ДВПИ, был расстрелян в Ленинграде, когда приехал туда в 30-е годы защищать докторскую диссертацию. Он был выходцем из дворянской семьи, капитаном 1 ранга, участником Русско-японской войны 1904-1905 гг., служил во Владивостокском отряде крейсеров. Они (В.П. Вологдин и Д.А. Мацкевич), начиная с 1918 г., жили в одно и то же время во Владивостоке, были профессорами Государственного дальневосточного университета и Дальневосточного политехнического института...

В одно и то же время (в 30-е годы) приехали в Ленинград. Судьба спасла одного и не пощадила другого. Жестокое было время...

Я нередко задаю себе вопрос: а было ли другое время в моем отечестве, было ли оно когда-нибудь милосердным?

Перелистывая архивные документы, погружаясь в «дела давно минувших дней», я думаю о том, что все великие дела в России люди совершали пламенем сердца.


Турмов Геннадий Петрович

Должность:
профессор ДВГТУ
Компания:
Дальневосточный государственный технический университет

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь