Клуб директоров

20
лет

904
директоров

5860
статей



4 марта 2005 г. в Уссурийске в отделении Уссурийской таможни состоялась конференция «Состояние, проблемы и пути повышения эффективности экспорта лесопродукции предприятий лесного комплекса Приморского края».

В работе конференции приняли участие начальник Управления лесным комплексом администрации Приморского края П.Г. Корчагин, работники Дальневосточного Таможенного Управления, представители УБЭП УВД ПК, Отдел поддержки предпринимательства администрации ПК, Приморская Торгово-промышленная палата, представители от WWF России и члены ПАЛЭКС.

Открыл работу конференции Президент ПАЛЭКС М.А. Крокс. Всего участвовало в конференции более 60 человек. Обсуждаемые вопросы затрагивали повседневные проблемы экспортеров, касающиеся, в основном, экспорта круглого леса в направлении Китая.



Новости от «ПАЛЭКС»

Общий объем экспорта круглого леса из России в Китай возрос с 13 млн. куб. м в 2000 г. до 26 млн. куб. м в 2004 г. И не ошибемся, если скажем, что не менее 30% этого объема заготавливается нелегально. Вся древесина продается по ценам значительно ниже мировых. Разница выплачивается поставщику либо наличными, либо переводится на счет в иностранных банках. На внутренних рынках Японии и Китая стоимость того же бревна сразу возрастает почти в 2 раза.

Не менее 30% всего экспортного потока древесины на китайском направлении составляют твердолиственные породы: дуб, ясень, ильм. Около 70% этой древесины заготавливается на территории Приморья нелегально. При лимите ежегодной вырубки твердолиственных пород около 250 тыс. куб. м в год, по данным китайской и японских таможен, из Приморья ежегодно вывозится в эти страны 500-600 тыс. куб. м. По оценочным данным самих лесозаготовителей и лесоторговцев, эту цифру следует увеличить еще, как минимум, на 100 тыс. куб. м. По оперативным данным, значительные контрабандные потоки твердолиственной древесины в Китай идут через небольшие автомобильные переходы, где лесоторговцам проще договориться о пропуске лесовозов за мзду безо всяких документов.

Не лучше ситуация с заготовкой и экспортом корейского и сибирского кедра. На территории Приморья и Хабаровского края кедр к вырубке запрещён. Тем не менее, по данным японцев, за границу поступает 1,5-2 млн. куб. м «красной сосны», то есть кедра, и спрос на него постоянно растёт. Экспортируется же он под кодом «прочие хвойные», как сибирская сосна.

Анализ таможенных деклараций показывает, что наибольшим спросом, особенно у китайских импортёров, пользуется древесина 3-го сорта и балансы, которые составляют до 80% всего экспортного потока. Освидетельствование же лесосек и лесных складов в Приморье показывает обратную картину. В 80% случаев заготавливается и хранится на складах перекупщиков древесина 1-го сорта. Древесину 3-го сорта заготовители из-за её реальной низкой стоимости предпочитают перерабатывать в пиломатериалы либо вообще бросают на лесосеке. Очевидно, сортность древесины «падает» по пути от леса до таможенного пункта пропуска.

Официальные данные по экспорту крупного леса и пиломатериалов на 850 млн. куб. м превосходят объёмы лесозаготовок. Ещё примерно 200 тыс. куб. м проводятся нелегально за счёт различных ухищрений.

С учётом возможного контрабандного вывоза, переработки древесины для внутреннего потребления и брошенной на самосвалах, объём нелегальной заготовки древесины в Приморье составляет не менее 1,5 млн. куб. м.

Вот некоторые негативные моменты, позволяющие недобросовестным экспортёрам легализовать и вывозить контрабандным путём дополнительные объёмы древесины и скрывать значительную часть доходов от продажи древесины за рубеж:

  1. Запутанная система учета и контроля лесозаготовок, позволяющая легализовать незаконно заготовленную древесины и оформлять таможенную документацию по поддельным документам о происхождении древесины;
  2. Организация цепочки посредников-перекупщиков, в том числе и фирм-однодневок, между заготовителем и импортёром, затрудняющей проверку законности происхождения древесины;
  3. Занижение экспортёрами веса партии древесины;
  4. Завышение экспортёрами плотности древесины и, как следствие, снижение объёмов;
  5. Занижение сортности древесины и экспорт ценных пород под видом обычных;
  6. Занижение стоимости партии древесины.

Несовершенство законодательно-правовой базы, регулирующей отношения в лесной отрасли, является одной из основных причин разгула лесного браконьерства в крае. Правовые акты, определяющие экономические отношения в лесной сфере, достойны отдельного серьезного анализа. Но те законы, в которых прописана ответственность за нелегальную заготовку древесины, должны быть изменены в ближайшее время. Уголовная ответственность за незаконную порубку деревьев и кустарников наступает только при причинении ущерба в значительном размере. Если считать по установленным таксам - это древесины на 2-3 лесовоза. На практике доказать факт незаконной заготовки подобного объема древесины практически невозможно. Водитель лесовоза, перевозящего лес без документов, пишет в объяснительной, что нашел бесхозную древесину возле дороги. Максимум, что ему грозит - штраф в размере 50 руб. за перевозку груза без документов. Самовольщик, пойманный в тайге с бензопилой, отвечает только за тот пенек, возле которого и был пойман. Доказать, что остальные деревья в округе тоже повалены им, как правило, не удается. Для этого нужны свидетели, оперативное наблюдение и т. д., чего в подавляющем большинстве случаев нет. Но ущерб за одно поваленое дерево в большинстве случаев невелик, и браконьер отделывается незначительным штрафом без возбуждения уголовного дела. Проблема заключается не в мягкости наказаний за незаконные порубки, а в высоком пороговом уровне ущерба, с которого наступает уголовная ответственность. Изменить ситуацию могло бы установление в законодательном порядке 50-ти метровой зоны ответственности для самовольного порубщика так, как это практикуется при освидетельствовании легальных лесосек. В этом случае количество желающих заработать быстрые деньги на незаконном лесоповале резко поубавится. Еще одно положение, противоречащее здравому смыслу и позволяющее уходить лесным браконьерам от ответственности, - это комментарии к статье 158 «Кража» Уголовного кодекса. Согласно этим комментариям, предметом хищения могут являться любые вещи материального мира, в создание которых вложен труд человека. Но в то же время, природные богатства, в том числе лес, в их естественном состоянии предметом хищения быть не могут.

Многие социальные проблемы в крае и развал лесоперерабатывающей отрасли, по крайней мере, в настоящее время являются не причиной, а следствием криминализации экономики края, в том числе и лесного бизнеса. При том, что в стоимостном выражении нелегальный оборот древесины достигает 150 млн. долларов в год, то есть половины всего бюджета края, рядовым участникам самовольных лесозаготовок достаются крохи от этой суммы, а основную часть доходов делят между собой лесные бароны, коррумпированные чиновники и криминальные авторитеты. В крае активно насаждается психология временщиков, лесное браконьерство считается вполне достойным занятием...

Основная масса сельского населения предпочитает получать быстрые деньги на нелегальном лесоповале, а не заниматься крестьянским трудом. Лесозаготовители тоже предпочитают продать лес в необработанном виде. Занимаясь только заготовкой и продажей древесины гораздо проще вывести свой бизнес из-под контроля налоговых органов, так как не надо связываться со сложными производственными циклами, требующими оборудования, площадей, рабочей силы и по этой причине продукцию переработки гораздо труднее оборачивать по "черному" контуру. Отсутствие интереса у лесозаготовителей к восстановлению лесоперерабатывающей отрасли, в прошлом обеспечивавшей рабочими местами значительную часть населения Приморья, является одной из причин массовой безработицы и порождаемых ею негативных социальных явлений: массового пьянства, наркомании, высокого уровня преступности.


Ковтун Л. Н.

Должность:
консультант ПАЛЭКС

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь


Комментарии к статье. Напишите свой комментарий первым.

Введите цифры на картинке