Клуб директоров

20
лет

904
директоров

5860
статей



Федор Морозов - художник-модернист. Порвав с традициями академического искусства, он сделал основой своего творчества формальный эксперимент.

Его живопись - это практическое исследование различных течений постимпрессионизма и постмодернизма.

Образы его картин, ориентированные на вневременную суть явлений, обычно лишены конкретности. Они говорят о стремлении художника преодолеть противоречие между абстрактным и фигуративным искусством, найти необычные способы пространственного построения холста, передать свое мироощущение через линию, плоскость и цвет.

Федор Морозов родился в 1946 году в Барнауле, с 1968 года живет и работает во Владивостоке, закончил Владивостокское художественное училище (мастерская Н. П. Жоголева), член Приморского союза художников России, участник многих художественных выставок: краевых, зональных, республиканских, международных.



Аквариум

Вода - это самое мягкое и самое слабое
существо в мире, но в преодолении
твердого и крепкого она непобедима,
и на свете нет ей равного.

Лао-Цзы

Всю полуторатысячелетнюю историю искусства можно свести к развитию двух основных направлений. Одна линия - стремление от реальности к идеальной достоверности. Это линия античной эстетики, здесь изучение, наблюдение натуры - необходимое условие для достижения творческих вершин мастерства.

Другая линия - намек и недосказанность, воплощение вечности как мига, пространства как беспредельной пустоты - это линия древнекитайской, даосской эстетики. И любой художник, начиная работу, ставит задачу как можно лучше передать в первом случае мир земной, зримый; во втором - иной (горний, неосязаемый, божественный).

Возможно, главная коллизия искусства XX века состоит в том, что творцы Запада и Востока пытались постичь эти направления взаимопроникновением их в творчестве конкретного автора. В полной мере это относится и к приморским художникам, в частности к Федору Морозову.

Поиск Знания - ключевое понятие для определения творческого пути Ф. Морозова. С момента окончания Владивостокского художественного училища в 1972 г., где курс истории современного зарубежного искусства заканчивался «Гюставом Курбе», Федор Михайлович ищет и находит источники информации о стилях, тенденциях современной европейской живописи, изучает их и, если так можно выразиться, препарирует, пробует для себя, ничего, однако, не копируя.

Отрывочные, скудные, случайно полученные (из разговоров, репродукций, ругательных статей «про модернизм») сведения реализуются Федором в творческой практике, хотя, как он сам признается, в результате получилась «помесь импрессионизма, неоимпрессионизма и примитивизма с желанием придать всему этому некоторый динамизм». Особенность личности художника Морозова состоит в том, что он, примеряя к себе различные стили и методы, глубоко интересуется не столько характерными для них техническими приемами, сколько их (методов) мировоззренческой основой, так сказать, гносеологическими корнями.

Так, увлечение Сезанном и Матиссом приводит его к открытию и приятию древнекитайской философии и через нее - феномена живописи старого Китая.

Основную часть экспонируемых и давших название выставке произведений составляют те, которые созданы Морозовым в результате этого открытия. Поэтому возникает необходимость коснуться основных категорий и понятий классической китайской философии (в частности, даосизма). Без них невозможно понять законы (им самим для себя признанные), по которым следует судить о живописи Федора Морозова.

Итак, дао-путь - одно из самых общих и распространенных понятий китайской классической философии. Одна из форм выражения - дао-дракон, причем воплощением дао были не только изображения головы, тела, хвоста дракона, но и белые, нетронутые части свитка. Так называемый «белый дракон» - белое полотно без какого-либо рисунка - почитался высшей формой воплощения образа дракона, образа дао. «Белый дракон» - нетронутая белизна листа - предел абстракции и предел фантазии, она идеальна. И если художник решился нарушить ее своим прикосновением, то обязан создать новую гармонию, одну из бесчисленно возможных, уже заложенных в «белом драконе». Воплощение гармонии невозможно без ци - ритмического движения энергии, непременного атрибута духа (дао); он раскрыт в ритме смены времен года, дня и ночи. Это движение происходит через борьбу противоположных сил: мужской - ян и женской - инь. Взаимодействие этих сил порождает первоэлементы, из которых образованы все вещи реального мира. Учитывая вышесказанное, обратимся к листам и полотнам серии «Аквариум». По европейским меркам они практически чистая абстракция (хотя тут и там «выплывают» отдельные фигуры: рыба, птица, например). Согласно китайской, восточной традиции, даже простая линия представляет собой условное обозначение на плоскости элементов объективной реальности. А уж если на нетронутой поверхности появилось пятно краски, значит гармонию нарушила одна из основных сил - ян или инь, художник обязан уравновесить ее; проявились обе противоположности - возникло движение, пульсация - ци и так далее. Морозов признается, что иногда, работая над такими вещами, заходит в тупик, не знает, какой сделать следующий ход. Откладывает лист на некоторое время, а когда возвращается к нему, вдруг находит совершенно неожиданное решение.

Живописная серия «Аквариум» имеет свои особенности. Вода - еще один излюбленный символ дао, та субстанция, которая заполняет созданное художником неглубокое пространство. Отсюда ассоциация с аквариумом, а в ее развитие: неровное преломление света, легкая муть, поднимающаяся со дна... В создаваемой таким образом субстанции могут существовать предметы реального мира, иногда поддерживая ее гармонию, иногда нарушая...

Совсем отказаться от фигуративной живописи Федор Михайлович не может. Более того, интеллектуальное напряжение при создании абстрактных субстанций укрепляет его художественное мастерство, дает уверенность в своих силах и правильности выбранного пути.

Из послевоенных европейских течений Ф. Морозова привлекает французский мизерабелизм (от франц. miserable - бедный, отверженный, обездоленный). Название течения отражает драматическую экспрессию, живописный аскетизм творчества его представителей: Бернара Бюффе, Жана Карзу, Альберто Джакометти. Однако для Федора Морозова важно другое, а именно их стремление «расщепить» пространство, войти в иной мир, создавая его посредством линии и цвета. Врубаясь в плоскость холста, линия мизерабелистов превращает ее (плоскость) в пространство, создает необходимую глубину. «Беги вульгарности!» - наставляли древние китайцы.

Творческие поиски Федора Морозова в полной мере согласуются с постулатом: «Когда хочешь уйти от вульгарности, тогда нет другого пути, кроме прилежного изучения... Дух учености, начитанности воспарит, рыночный, вульгарный - исчезнет».

Искусствовед Наталья Левданская


Наталья Левданская

Для получения контактных данных
(email, телефон и адрес),
зарегистрируйтесь


Комментарии к статье. Напишите свой комментарий первым.

Введите цифры на картинке